Зигзаг жизни

Петя давно проснулся, но вставать не спешил. Да и куда торопиться? В школу сегодня не идти. Только вчера он переехал от Приваловых тети Любы и дяди Сергея к тете Лене. За последние пять месяцев это четвертая семья, где он жил. Друзья погибшего отца наперебой приглашали мальчика пожить у них. Зачем? Петя не знал. Хотя догадывался. Скорее всего, каждый из них хотел стать его опекуном. Деньги отца не давали никому покоя. Его завод, две заправки, акции и ценные бумаги. Петя не очень разбирался во всем этом, но краем уха слышал, что в следующем месяце состоится чтение завещания.

Зигзаг жизни

Подслушивать, конечно, не хорошо, но что делать, если ты проснулся ночью, а на кухне слышны голоса. Пете показалось, что это мама, и он побежал на голос.

Но дверь в кухню не открыл, понял — мамы там нет, но есть друзья отца, те с кем они не раз ходили на рыбалку, на шашлыки, ездили на базы. Петя прислушался. Друзья папы и мамы делили его — Петю! Делили, как какую-то вещь. Они обсуждали, с кем он останется после чтения завещания. О том, что все останется мальчику никто не сомневался. Но Петя несовершеннолетний, ему едва исполнилось тринадцать, значит, опекун будет распоряжаться его деньгами. А это почти пять лет, а может и больше. Вот этот-то кусок и делили там, за закрытой дверью.

Как-то так случилось, что Петя не поехал с родителями в то злополучное утро. Мальчик остался с другом поиграть по сетке и только вечером, когда родители так и не вернулись, понял, что что-то стряслось. Авария произошла страшная и какая-то нелепая. В идущий по серпантину поток машин с верхнего витка упал самосвал, сметая и разбрасывая легковушки, как щепки. Папина машина, упав в ущелье, сразу вспыхнула. Потом его тело опознали, а вот маму так и не нашли. Хотя шансов на спасение там не было.

Взято из открытых источников Но…

Потому-то Петя и бросился на голоса. Слабая надежда найти маму живой — здоровой еще теплилась.

Петя не стал слушать дальше, услышанного ему и так хватило с лихвой. Для него там за дверью больше не было друзей отца, там собрались потребители. Те, кто просил у отца денег, гулял на отцовы деньги. Но другом не был. Никогда.

Петя стал просто жить. Жить и ждать. Где-то на просторах страны жил его дед, но где? Отец никогда не говорил про него.

Мама как-то рассказывала, почему они не общаются с дедом. История была не очень понятная для Пети…

Твой дед — потомственный военный, и он ждал рождения сына. А родилась девочка Саша. Старшая сестра твоего папы. И только через пятнадцать лет родился твой отец. Саша тогда уже в кадетском корпусе училась. Лев Александрович, решил не ждать сына, а воспитать из дочери бравого вояку. Саша, отучившись в кадетском, закончила военное училище (тогда только-только стали принимать девушек, да и то не на все специальности).

Взято из открытых источников А когда твоему отцу исполнилось пятнадцать, Саша погибла. Погибла страшно и … на похоронах гроб не открыли. Мама-то Димина, бабушка твоя, рано умерла. Диме тогда лет десять было. Саша ему маму заменила. После похорон Лев Александрович за Диму взялся. Хотел, чтобы он тоже в военное училище, где Саша училась, поступал. Но Дима категорически отказался идти по военной дорожке. Вот они с твоим дедом и рассорились. Да так и не помирились. Не может ему папа простить смерть сестры.

После чтения завещания Петя остался в приемной юриста один. Все «друзья» отца резко куда-то испарились.

По завещанию опекуну доставалось только двадцать тысяч в месяц на нужды своего подопечного. А все остальное получал Петя в двадцать один год. Так что желающих оформить на мальчика опекунство не осталось.

Детский дом встретил Петю пустыми гулкими коридорами и первой в его жизни дракой. Дракой за его телефон. И хотя тринадцатилетний пацан не вышел победителем, жизненный урок был усвоен. Хочешь жить — дерись.

О лицее, секции плавания пришлось забыть и пойти в школу. Местную, с хронической нехваткой учителей, где физику мог вести учитель физкультуры, а русский язык учитель пения. Драки стали нормой жизни, но никогда Петя не обижал маленьких и слабых. Наоборот, он стал их защитой. После очередной драки, когда пара подростков попала в местную больницу с разбитыми головами, в детдом приехала комиссия. Вот тогда и недосчитались нескольких плазменных телевизоров, увидели морально устаревшие ПК в компьютерном классе, вместо полученных недавно новехоньких компов. Шум поднимать не стали, кому охота выносить сор из избы, но директора по-тихому отправили на пенсию. .

Новый директор, отставной военный, частенько по вечерам проходил по комнатам детдомовцев, что-то спрашивал, смотрел, записывал. Драки как-то сами собой притихли, на обед и ужин стали давать мясо или котлеты.

Вызов к директору насторожил Петю. Вчера он дал подзатыльник Шурику Дымченко, по делу дал. Шурка опять после полдника отбирал яблоки у мелких. Петя вошел в приемную и осторожно присел на край дивана, ожидая, когда его пригласят. Походы к директору для многих детдомовцев заканчивались вызовом полиции, но он, вроде, ничего такого не делал. Не воровал, как Ромка Шапошкин и Коля Шкитин. Этих увезли на прошлой неделе. Не попрошайничал в электричках, как Марина Розова. Маринку, правда, оставили, но теперь она должна была каждые два часа отмечаться у Ольги Викторовны, зама нового директора. Хотя, почему нового? Григорий Иванович уже полгода наводит порядок в их детдоме.

Дверь в кабинет директора открылась:

— Что, заждался, герой? Заходи, — позвал Петю Григорий Иванович.

В кабинете он был не одни.

— Вот познакомься — директор показал на пожилого генерала, сидевшего в кресле возле стола — Александров Лев Александрович, твой…

— … Дед, — прервал Петя директора. И, обращаясь к генералу, спросил:

– Дед, ты почему так долго не мог меня забрать? Почему?

— Прости, внук.

Мужчина, ссутулившись, встал и виновато продолжил.

— Что Дима погиб я и не знал даже. Знал, что ты есть. Знал, что тебе скоро шестнадцать. Стал искать. И вот нашел…

Лев Александрович вздохнул, и посмотрел в глаза внуку.

— Будешь в «военку» звать? – спросил Петька.

— Нет, не буду.

— А жаль, я бы пошел. Хочу людей защищать.

Спасибо, внук. – Генерал выпрямился, глаза у него по-молодому сверкнули, — быть по-твоему.

— Тебе спасибо, дед.

Автор: Яна Ярова

Источник: neinteresnogo.net

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector