Человек из транзитного зала

Том приехал за котом. Котом жены. Они недавно переехали в Европу на новое место работы и жительства. И кота в спешке оставили у матери жены. И она очень переживала. Том работал инженером в очень большой строительной фирме. Начальником отдела. Зарплата хорошая, перспективы стать одним из директоров и вообще… Но жена тосковала и Том решил.

Он взял отпуск на десять дней и поехал. Встретился со старыми друзьями, родственниками, а ветеринар в это время за отдельную плату оформил документы коту. Маленькому, серому и очень пугливому существу по кличке Серж. Перед отъездом Том зашел к ветеринару и тот заверил его, что все документы в порядке, и Том улетел.

Всё прошло нормально. Полёт в первом классе и кот рядом в переноске. Короче – отлично, но вот на выходе… На проверке выяснилось, что документы оформлены правильно, только…

Только на кота другого цвета. Ветеринар ошибся и написал вместо «бело-серый», просто «серый». И фото было нечеткое.

Вот таможенники и предложили Тому оставить кота у них до выяснения обстоятельств. А самому идти домой. На вопрос Тома, а что будет, если за неделю не удастся выяснить все обстоятельства, начальник таможни ответил:

— А что будет? Будет, как обычно. Либо назад отправим, либо в санслужбу отправим – на усыпление. Не можем мы кого угодно в страну впускать.

Том прижимал к себе бело-серого малыша, а тот…

Смотрел на человека со страхом и сомнением, чувствуя, что происходит что-то опасное, и Том отказался оставлять кота:

Человек из транзитного зала

— Не уйду без него. Не уйду, и всё! Делайте, что хотите. Можете меня в полицию вместе с ним отправить, но своего кота не отдам.

Начальник таможни доложил начальнику аэропорта о возникшей проблеме и тот принял решение. Временно — несговорчивого пассажира с его котом отправить в маленький зал для транзитных пассажиров. Пусть там посидит, проголодается, решит, что пора идти домой, и оставит кота.

Так Том и оказался в одном из залов, куда отправляли пассажиров для ожидания пересадки. Он опустил на пол Сержа и тот стал обнюхивать всё вокруг. А потом залез на колени к Тому и прижался к нему.

— Не волнуйся, — говорил Том. — Не волнуйся. Я тебя не брошу.

На второй день, после того, как Тома не смогла уговорить охрана и вызванная полиция, они вызвали его жену. Дело принимало очень плохой оборот. Маленький зал находился между двумя большими. И все пассажиры видели одинокого человека с котом. Естественно, вопросы сыпались, как песок.

Жена попыталась уговорить Тома. Она просила оставить этого кота и ругала себя за то, что отправила мужа за пушистиком. Через несколько часов, выйдя из себя, жена кричала на Тома и требовала, чтобы тот немедленно вышел из зала. Иначе домой пусть не приходит.

Том тяжело вздохнул и, прижав к себе дрожавшего кота, вернулся на место.

— Ну, тогда считай, что у тебя нет жены! — крикнула женщина и, хлопнув дверью, ушла.

Пассажиры из двух соседних залов молча и ошеломлённо наблюдали за сценой. Потом они разошлись по своим местам, но…

Но кто-то снял всё происходящее на телефон и выложил в интернет.

У Тома оставалось ещё немного еды, и он стал делиться с Сержем. Кот ел вместе с человеком и заглядывал ему в глаза. Он всё больше и больше доверял этому человеку, на которого раньше и не обращал внимания. Ему всё больше и больше казалось, что его жизнь зависит от этого мужчины, и Серж…

Не сходил с рук Тома. Вот только в туалет Том носил кота и, оторвав бумажки, укладывал на полу, и кот…

Кот быстро сообразил, что надо применяться к возникшему случаю и делал свои дела на бумагу, а потом, встав на задние лапы, тянулся передними к Тому. И Том поднимал его и, прижав к себе, уходил в зал.

А в соседних залах, прижавшись к прозрачным стенам, сотни пассажиров наблюдали за сражением, происходившим между человеком, отказавшимся предать своего кота, и начальством аэропорта. И начальство в лице начальника решило — прекратить приносить этому упрямцу еду и воду. А именно это за деньги Тома и делали уже три дня. И тогда…

Тогда пассажиры двух соседних транзитных залов стали собирать еду. Что у кого было. Они передавали её через уборщиц и охранников. Начальник аэропорта, узнав об этом, рвал и метал. Он категорически запретил передавать еду упрямому пассажиру с котом.

Но интернет помог. И видео с одиноким мужчиной, сидевшим уже неделю в зале для транзитных пассажиров, облетело весь мир. Теперь пассажиры останавливались не только в двух залах рядом. Они стояли плотной стеной на проходе и оставляли пакеты с едой, песком для кота и деньгами.

Охранники пытались всех разгонять. Но это ведь демократическая страна, и вставшие стеной пассажиры составили серьёзную проблему. Их боялись, их упрашивали, им объясняли, а они…

Почему-то смотрели хмуро и огрызались. Вскоре всё, что оставляли пассажиры, начальник аэропорта приказал сносить в склад. Но это так возмутило проходящих на посадку пассажиров, что они организовали демонстрацию протеста прямо в аэропорту. И тут уже появились несколько женщин из природоохранных организаций.

Плюс нескольким корреспондентам удалось прорваться через охрану и взять интервью. Начальник аэропорта был в бешенстве.

А пассажиры теперь общались с Томом при помощи больших листов бумаги, на которых писали…

Одна женщина приложила к стеклу листок из тетрадки с надписью:

“Я взяла специально билет до Барселоны, чтобы принести вам деньги. Закажите всё, что можете”

Том попытался отказаться. Он отчаянно махал руками, но это не помогло. Деньги женщины пошли по рукам. И все прибавляли к ним, сколько у кого было. Пачку купюр передали уборщице, и она…

Убирая в зале с Томом и Сержем, незаметно уронила плотную пачку, завёрнутую в пакет.

Том стал заказывать еду за наличку в баре аэродрома. И им на пару дней с котом стало легче. Но начальник аэропорта не дремал. Он приказал не принимать наличку, и тогда…

Пассажиры, узнав об этом, нашли выход. Женщина, возвращавшаяся из Барселоны через три дня, организовала прямо возле зала, где сидел Том с котом, сбор средств для него. Том кричал и требовал прекратить это, но пассажиры написали на большом листе и прижали к стеклянной стене:

“Вы не имеете права отказываться. Это не только для вас. Это и для кота. И, вообще. Они не имеют права так поступать”

Женщина из Барселоны написала на листе ряд цифр и фразу: «Запомните и запишите этот код. Это номер вашего нового счета». Информация об этом облетела всех и счет начал пополняться с невероятной быстротой. Вскоре на нём было больше десяти тысяч евро.

А начальник аэропорта придумал новый ход, чтобы решить вопрос с ситуацией, которая начинала выходить из-под контроля.

Он вызвал начальство Тома с его работы и те, войдя в положение начальника, объяснили Тому, что если он через два дня не явится на работу, то его уволят.

Том написал это на листке и показал пассажирам, проходившим на свои самолёты. И счёт подскочил так, что никто и не ожидал. К концу недели на нём было больше ста тысяч. А возле аэропорта дежурили корреспонденты, фотографы и команды разных ТВ. Они обещали пассажирам баснословные суммы за съемку на телефон происходящего, и охрана сбивалась с ног, мешая всем и пытаясь предотвратить съёмки.

Начальнику аэропорта пришла в голову следующая идея. И если он не мог лишить Тома и Сержа еды и воды, то…

Он пригласил одного очень известного психиатра. В надежде, что тот сделает заключение о психической неполноценности Тома, и того удастся удалить при помощи санитаров.

— И захватите этот самый тест. Я слышал, что он очень важный, — сказал начальник в телефонную трубку.

— Какой такой тест? — поинтересовался психиатр.

— Тест Роршаха, — ответил начальник аэропорта.

— Окей, — согласился врач. — За ваши деньги все ваши капризы.

В зал транзитных пассажиров, ставших на этот месяц жилищем для Тома и его кота Сержа, вошел высокий, седой человек в черном костюме и очках в золотой оправе, с кожаным дипломатом.

— Ну, милый мой, — начал врач, открывая дипломат, — что это вы тут устроили? Ответим на несколько вопросов, если вы не против. Том очень обрадовался внезапному собеседнику. Ведь он очень давно не общался с людьми. Врач долго расспрашивал его. Не было ли в его семье нервно больных, не раздражает ли его ситуация и много-много ещё всего. Кот Серж сидел рядом и внимательно смотрел и слушал.

Врач улыбнулся и погладил кота.

Потом вытащил рисунки теста Роршаха и стал спрашивать Тома, что тот может о них сказать. И кот вдруг очень заинтересовался изображениями. Он тыкался носом в каждое и внимательно смотрел на Тома. Врач смеялся, а Том говорил Сержу, что это хороший рисунок. И кот тёрся о них головой.

Проникшись доверием к человеку в костюме, развлекавшему их, кот забрался к нему на колени и стал мурлыкать. Врач сложил картинки Роршаха и стал гладить пушистого малыша.

Начальник аэропорта, стоявший возле прозрачных стеклянных стен, краснел, белел и зеленел. Он кричал на всех. На своего заместителя, охранников и начальника охраны. Он рвал и метал.

А когда врач появился в его кабинете, он потребовал от того заключение о психическом расстройстве. Но врач отказался выдать таковое.

Тогда начальник, дико возбудившись, стал кричать, что за деньги, потраченные на него, можно, было купить новую машину, и он просто обязан выдать такую справку. Врач заметил, что деньги заплачены не за справку, а за его опыт и профессионализм.

А начальник уверил его, что, если немедленно не будет получена необходимая справка, то он сообщит всем, что врач шарлатан и вымогатель.

Врач внимательно посмотрел на начальника аэропорта и достал из дипломата рисунки теста Роршаха.

— Успокойтесь, любезный, — сказал он. – Ну-ка? Что мы тут видим? — и приготовился записывать.

— ВОН! Убирайтесь вон! — заорал начальник, краснея от натуги. — Пошел вон!

Компьютер врача назавтра вскрыл один из хакеров и слил в интернет заключение. В котором было – Том абсолютно адекватный и нормальный человек, а вот начальник аэропорта страдает нервным расстройством, и ему было бы неплохо пройти курс лечения.

А у аэропорта стояли несколько сотен людей. Из правозащитных организаций, волонтеров и все, кому было не всё равно. Они стояли с плакатами и требовали освобождения Тома и его кота Сержа. Их не пускали на территорию аэропорта и всё же. Всё же, они мешали. Корреспонденты и ТВ делали свои съёмки и выходили в эфир.

Женщина, летавшая в Барселону, проделывала это уже в пятый раз, всё время придумывая новые и новые способы, чтобы как-то помочь Тому и Сержу. И Том, узнавая её лицо за стеклянной стеной, чувствовал что-то тёплое. Значит, его не бросили. Значит, за него сражаются. Он прижимал к себе кота и говорил ему об этом. И им становилось легче.

Человек из транзитного зала

А ещё через несколько дней в аэропорт приехал мэр города.

Он вошел в кабинет к начальнику, и его лицо было темнее ночи и мрачнее тучи.

— Что вы мне тут устроили? Что это за война такая? — спросил он и сел за стол.

И начальник аэропорта стал объяснять мэру возникшую ситуацию. Согласно закону, нельзя было выпустить кота. Поскольку, он мог являться разносчиком заболеваний. А документы были оформлены неправильно. И следовало усыпить животное.

Мэр вытащил платок и вытер вспотевшую лысину. Его лицо приобрело цвет варёного рака:

— Да мне плевать на все законы! — закричал он. — Там у вас снаружи тысяча человек с плакатами и все центральные СМИ. А вы мне тут про кота и законы втираете? У меня выборы на носу! Что вам надо, чтобы выпустить этого самого упрямца и его кота?

Начальник проглотил своё возмущение и объяснил, что решения судьи будет достаточно.

Мэр вышел из кабинета, не попрощавшись, и начальник аэропорта подумал, что очень скоро он может лишиться своего места. Он подумал, что пора сменить гнев на милость и разрешил приносить еду и напитки Тому и Сержу бесплатно. Но было поздно.

На следующий день заключение судьи было готово. Там было написано:

“Кот неизвестной породы и масти, по имени Серж, признан не опасным. И опекуном назначается его хозяин по имени Том. Им полагается в недельный срок сдать все необходимые анализы, а пока. Им предписано не покидать дом для любых целей. До положительного врачебного заключения”.

Том выходил из аэропорта с котом Сержем на руках, и люди, стоявшие вокруг, пассажиры, уборщицы, охранники, все аплодировали идущему по коридору к выходу Тому, а на улице…

На улице толпа прилетевших и улетавших кричала. Они все, как оказалось, знали Тома и Сержа в лицо. И все радовались его освобождению, вот только…

Только, идти ему было некуда. То есть, совершенно некуда…

Том стоял на стоянке для машин. Он оглядывался, соображая, что теперь предпринять. Голова была пуста.

А рядом взвизгнули тормоза. И женщина, несколько раз возвращавшаяся из Барселоны, поманила его рукой. Она улыбнулась Тому и погладила Сержа.

— У меня большая квартира, — сказала она. — Я вас поселю в одной комнате. Не волнуйтесь. Всё будет хорошо. В этот вечер Магда устроила маленький праздник. Они сидели за столом и ели, вспоминали вынужденное заключение Тома и смеялись …

А на следующий день, с самого утра в дверь позвонили. Это был начальник отделения фирмы, где работал Том. Выяснилось, что возле их офиса стоят люди с плакатами и требуют, чтобы все перестали пользоваться услугами этой фирмы. Потому что они уволили Тома.

Начальник умолял, просил прощения и обещал повышение и прибавку к зарплате.

Магда улыбнулась и кивнула Тому, и он…

Согласился.

А митингующие встретили Тома криками и удовлетворёнными возгласами. Короче говоря. Всё кончилось хорошо. Сейчас Том и Магда уже несколько лет живут вместе. К чему я рассказал эту историю? А вот к чему.

Вместе мы — сила. Вместе мы можем многое. И даже власти не смогут сломить нас, если маленький серый кот…

Если мы все вместе встанем на его защиту. А может, и на защиту человека.

Может быть…

Быть может…

Автор: Олег Бондаренко

Источник: neinteresnogo.net

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector