Бабка Паучиха

Жители всего дома знали, что в первой квартире живет бабка Паучиха.

Паучиха жила обособленно. Ни с кем не общалась. Никто не писал ей писем. Можно было подумать, что это человек без прошлого.

Когда Кира сняла квартиру на одной лестничной клетке с Паучихой и стала изредка встречаться с соседями по подъезду, она заметила одну особенность: из всех пожилых жителей подъезда (коих здесь было не мало), только от соседки из первой квартиры не пахнет старостью.

Бабка Паучиха

Старушка не источает запахи сердечных капель, различных мазей или каких-либо лекарств. Нет запаха духов0 который уносил бы воспоминаниями в раннее детство (так пахнет высокая худощавая женщина за 70, что всегда пользуется лифтом). От нее не пахнет нищетой и безнадежностью, как от многих одиноких стариков.

При редких встречах с хмурой неразговорчивой бабушкой из первой квартиры от нее всегда пахнет выстиранными вещами. Едва уловимый аромат стирального порошка или ополаскивателя. Изредка едва уловимый запах шампуня. Не травяного, как у многих зрелых людей, а что-то фруктовое, приятное, свежее.

Кира заметила, что все пожилые люди, проживающие в подъезде, так или иначе общаются между собой. Все, кроме бабушки из первой квартиры.

Как-то девушка поинтересовалась у бабы Вали с четвертого этажа:

— Почему никто не общается со старушкой из первой квартиры?

— С Паучихой-то? Не знаю. Мы в 1995 году сюда переехали и с ней уже никто не общался.

— А почему ее Паучихой зовут?

— Не знаю. Когда мы переехали, ее уже звали Паучихой, а потом стали бабкой Паучихой называть.

Кира решила, что ей жизненно необходимо познакомиться с соседкой из первой квартиры. Зачем? Так захотелось и все тут.

Два дня ломала голову, как начать разговор со старушкой. Повод нашелся сам собой на третий день.

Воскресным утром Кира проснулась и вознамерилась испить утренний кофе, но вспомнила, что забыла купить сахар. Недолго думая, прямо в пижаме, девушка выбежала на лестничную площадку и постучала в дверь первой квартиры, потому как звонка она не обнаружила.

Кира слышала осторожные шаги в квартире, но к двери никто не прикоснулся. Тогда она постучала еще раз.

— Это Кира из третьей квартиры, — поспешила представиться девушка.

Дверь осторожно приоткрылась. Взору Киры предстала ухоженная старушка (это в 7 часов утра!), которая взглядом спрашивала:

— Что случилось?

— Здравствуйте! Я Кира из третьей квартиры

— Здравствуй, Кира из третьей картиры, — треснувшим голосом произнесла старушка.

— Простите, пожалуйста, я сахар забыла купить. Не одолжите две чайные ложечки на кофе? Я днем куплю и верну.

Старушка растерялась. Казалось, что она не понимает, о чем говорит утренняя гостья.

Кира смутилась.

— Простите, если помешала…

— Постой! – почти выкрикнула старушка, словно испугалась, что девушка уйдет. – Тебе вынести сахар или зайдешь?

Кира совсем осмелела и спросила:

— А можно я возьму свой кофе, и мы попьем его у вас? Вдвоем веселее будет.

Старушка распахнула дверь.

— Входи. У меня есть кофе. Не думаю, что он хуже твоего.

Кофе у старушки был не просто не хуже, а в сто крат лучше того, что был у Киры. Агния Тарасовна (так звали хозяйку квартиры) в присутствии гостьи слегка обжарила зерна, помолола их и сварила кофе. Кухню заполнил божественный аромат.

— Дорогое удовольствие, но я позволяю себе купить немного кофе и балую себя им один раз в три дня.

— Агния Тарасовна, а вы совсем одна? Я не видела, чтобы к вам кто-то приходил.

— Одна, — вздохнула старушка.

— У вас никогда не было семьи?

— Была. Муж был. Дети были. Я профукала свою семью.

— Про… что?

Не слыша вопроса, старушка продолжала:

— Для меня работа была на первом месте. Замуж вышла на шестом месяце беременности, когда мне под тридцатку было. Я просто не заметила, как забеременела. Работала и изредка встречалась с мужчиной, так сказать для здоровья. После рождения ребенка опять ушла в работу. сыном занимался супруг.

Спустя три года родился второй сын. Занятая работой, я упустила все сроки. Теперь уже двое детей были на муже, а я все работала. Муж тоже работал, но успевал еще и за детьми ходить. Он отрабатывал свои часы и шел домой, а я могла в семь утра убежать на работу и в десять вечера вернуться. Он что-то говорил про то, что завтра они уезжают, но я так хотела спать, что не заострила на этом внимание. Подумала, что речь идет об отъезде в отпуск к его родителям.

Агния Тарасовна помолчала, вспоминая, как это было или решая, о чем говорить, а о чем лучше промолчать.

— Я только в середине сентября сообразила, что старшему сыну давно в школу пора, а они все еще не вернулись. Подумала, что нужно заказать переговоры и выяснить в чем дело. Утром ушла на работу и обо всем забыла.

Внезапно старушка встала и включила чайник.

— Чашкой кофе тут не обойтись. Будем чай пить или тебе пора?

— Чай!

— Когда я расшевелилась, узнала, что супруг давно живет с другой женщиной и мои дети называют ее мамой.

— Почему же он не подал на развод?

Агния Тарасовна ответила не сразу.

— Думаю, в глубине души, он продолжал любить меня. Развод мог негативно сказаться на моей карьере.

— А кем вы работали?

— Какая теперь разница? Не могу сказать, что новость сильно расстроила меня. Я же не мать. Я кукушка.

Старушка заварила чай. Виновато улыбнулась.

— Кроме сахара и хлеба к чаю ничего нет. Даже масла.

— Ну и ладно. А что было дальше?

— Ничего. С головой ушла в работу, пока не потеряла ее.

— Как так?

— По долгу службы, я рано получила право на пенсию, но продолжала работать. За здоровьем следить времени не было. Да и не думала я, что со мной что-то может быть не так. Не прошла очередной медосмотр. Предлагали бумажки перебирать, но это не для меня. Ушла на пенсию. Тогда и обратила внимание на косые взгляды в мой адрес. Кто злорадствовал, кто осуждал, кто смеялся в открытую. Обменяла квартиру и стала жить здесь.

— Агния Тарасовна, а почему вы не общаетесь с соседями?

— Не знаю. Я, когда переехала, честно пыталась стать одной из народа. Здесь уже был сложившийся коллектив соседей и мне с большей частью из них было не интересно. Приземленные люди, которых интересует только хлеб насущный. Потом как-то услышала, что меня называют Паучихой и потеряла последний интерес к соседям.

— А почему вас так называют?

— Потому что я Агния Тарасовна Паук.

— Как вы сказали? Паук? – почти кричит девушка.

Старушка испуганно смотрит на нее, утвердительно кивает.

— Паук – фамилия моего отца.

— Андреевна или Владимировна? – сразу спросила Агния Тарасовна.

— Владимировна.

— Как там сынок мой поживает?

— Не знаю, — вздохнула Кира. – Он в вас пошел. Мама рассказывала, что они познакомились в больнице. Оба после аварии были. Познакомились в коридоре, начали общаться. Маму первой выписали и она приходила к отцу. Потом сняли квартиру и стали жить вместе, но отец много времени отдавал работе. Мама надеялась, что рождение ребенка заставит его больше времени проводить с семьей.

Кира замолчала.

— Таких, как мы невозможно исправить, — с сожалением констатирует старушка.

— Да. Он забыл забрать нас из роддома. Мне было три года, когда пути-дороги родителей разошлись. С тех пор я ни разу не видела своего отца и совсем не помню его.

Агния Тарасовна задумалась.

— Володе сейчас должно быть…

— Сорок шесть лет, — подсказала девушка. – Ему было двадцать шесть, когда я родилась.

— Почему ты живешь одна? С мамой все хорошо?

— Да. Она посвятила свою жизнь мне. Я подумала, что если буду жить отдельно, у мамы появится возможность устроить свою жизнь, найти свое счастье, ведь ей всего сорок три года.

Агния Тарасовна с тревогой посмотрела на девушку.

— Кирочка, я тут подумала: зачем тебе платить за съемную квартиру? Может, ко мне переберешься? У меня две комнаты, места всем хватит.

— Давайте познакомимся поближе, а там видно будет.

 

Источник: morediva.com

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector