Ну вот я и дома

Наталья в деревне приживалась тяжело. Городская дочь двух преподавателей консерватории, и вдруг-учительница музыки в поселковой школе искусств. Про школу искусств, конечно, громко сказано- комнатушка, в которой по очереди вели занятия преподаватели изо и музыки. А еще там была поэтическая студия для пенсионеров и какой-то кружок по рукоделию.

Жила теперь Наташа даже не в этом небольшом посёлке, а в пяти километрах от него, в деревне. Половина домов заброшена, молодежи практически нет, но… муж Натальи был непреклонен в решении вернутся к матери, когда та осталась одна.

Таисия Николаевна всю жизнь была замужем в полном смысле этого слова. Ее супруга, Иван Тимофеевич, был настоящей «железобетонной стеной, за которой ничего ие страшно. Помимо Сергея, Натальиного мужа, у пары было еще трое старших детей. Они давно разъехались, еще когда был Союз. Только последыш Сережа далеко от родителей не отрывался. Поступил местный областной вуз, а не так, как братья и сестры, те в столице учились. Да и против распределения в родной район возражать не стал.

***

Тогда они с Наташей уже были женаты. И хоть переезд из областного центра в маленький городишко не входил в планы молодой жены, возражать она не стала. Там они с Сережей прожили полтора года.

А когда муж завел разговор о том, чтобы перебраться в деревню, Наталья приняла это в штыки, хоть и понимала, что свекрови после смерти мужа очень тяжело одной.

 

Ну вот я и дома

 

Пусть твоя мама к нам переезжает!-говорила Наташа Сергею. Места всем хватит, или можно дом продать и купить ей отдельное жилье, если с нами не захочет жить.

— Мама продавать дом не даст, его мой отец строил. И что ей у нас делать? Она тут с тоски зачахнет. А там, в домашних делах, ей легче, да и мы будем рядом. Тем более что мы планировали ребенка, а ему на свежем воздухе жить-самое то.

-Ты хочешь, чтобы меня деревенский фельдшер наблюдал во время бере*енности? -чуть не расплакалась Наташа.

-А что ты имеешь против фельдшеров? Среди них порой бывают специалисты грамотнее врачей любой дорогущей клиники,-ответил Сергей.

-Вот именно «бывают» и «порой,-злилась Наталья.

Молодая жена после этого разговора решила поделиться обидой с матерью в надежде, что та поддержит еe и повлияет на зятя.

Но мама выслушала Наташу и спросила:

-Скажи, а если бы я, не дай бог, осталась одна и Сергей не захотел бы переехать ко мне поближе,что бы ты сказала?

-Мам, это другое, ты живешь в городе, здесь все удобства, такой переезд, вообще, не должен вызывать никаких вопросов!, — заявила Наташа.

-У тебя может быть. А у Сережи? Он вырос в деревне, для него город тоже чужд,как для тебя сельская жизнь. Чем-то всегда приходится жертвовать, если любишь человека.

-Мамуля, я все понимаю, но он хочет, чтобы я этих условиях еще и забеременела! Чтобы меня всю беременность наблюдал не врач, а фельдшера, — не унималась Наталья.

-Дочь, у тебя в паспорте стоит место рождения город Сaратов, а на самом деле ты родилась в маленькой деревушке. Мы тогда гостях у папиной родни были. И меня целый месяц проведывала почти каждый день местная фельдшерица — замечательная женщина, котоpая в принципе не обязана была это делать. А когда у меня роды раньше срока начались, она их и приняла, за что я ей до сих пор благодарна. Ты же знаешь, что не место красит человека, а человек место. Неважно, где живет и работает человек, в городе или в деревне, если он честно относится к своему делу и с душой к людям.

Наталья понимала, что мама права, но согласиться с тем, что она, городская девушка, станет деревенщиной, была не готова. Однако перечить мужу больше не стала.

Решила: «Поживу немного, а когда забеременею, уеду к маме. Ну не станет же Сережа неволить будущую мать своего ребенка. А там и он, и свекровь подтянутся».

Но все вышло иначе. Прошел год, за ним второй, потом и третий, а долгожданная беременность так и не случилась. Наташа с Сергеем уже всех врачей обошли, а толку никакого. Молодая жена ужасно переживала из-за этого, Серёгу oт тоски рвало на части.

Да и учеников у нее было мало, и это тоже угнетало. Сергей поначалу успокаивал, говорил: «Зато у тебя много свободного времени».

А то моталась бы в поселок каждый день Гуляй, общайся с мамой, наслаждайся жизнью.

Но после того, как Наташа отрезала: «Не вижу поводов для наслаждения!», — он замкнулся и перестал поднимать эту тему.

Казалось, что он уже и сам жалеет, что привез городскую жену в деревню. Она, конечно, копается и в огороде, и во дворе, помочь старается, но.. Как говорят, не заточены у нее руки ни под тяпку, ни под вилы.

Свекровь Наталью не пилила. Наоборот будучи женщиной душевной, частенько повторяла невестке:

«Детка, да оставь, сама. Hу тебе же руки беречь надо для инструмента».А я привычная девушка, деревенщина. Наталье бы радоваться, что свекровь претензий не имеет, много не требует, а она самоедством занялась:

— Я здесь, как сорняк на грядке, пользы от меня ни на работе, ни дома. Живу совершенно бестолково. Никто из моих учеников не то что великим, даже посредственным музыкантом не станет. Во всяком случае, на мой вопрос, пойдут ли они в музыкальное училище или консерваторию, все, кроме Лизы Савельевой, сказали: «Нет. А зачем?».

Понимаешь, Сережа: «Зачем?

— Да и Лиза не уверена, что продолжит заниматься музыкой. Выходит, я не смогла их увлечь, не нашла подхода. А все потому, что Я для них чужая. Говорю не то, думаю не о том.

-Да о том ты думаешь,-успокаивал ее муж.

-Нет, Сережа, не о том. Мне урок вести надо, а я смотрю на учеников и гадаю, каким бы был наш ребенок в их возрасте. Так, видимо, всю жизнь гадать и буду..

 

Наташа заплакала. Муж обнял ее, стал утешать:

-Родная, у нас обязательно будут дети, вот увидишь. Я не думал, что тебе здесь так плохо. Мне казалось, что там, где прошло мое счастливое детство, плохо не может быть никому. Но, видимо, ошибся. Я поговорю с мамой, и, уверен, она согласится переехать. А пока возьми отпуск и езжай к родителям.

А как же дети? У них же занятия?-Наташа очень хотела к маме, к отцу, к подружкам, но eе ученики не виноваты в том, что она оказалась такой размазней.

— Я договорюсь, найдут, чем их занять, по крайней мере, неделю точно..

Наташа летела домой как на крыльях. Мама встретила её фирменным пирогом, папа огромным букетом роз, а подружки..

Подружки, как будто сговорившись, спрашивали:

«А вы что, с детками не торопитесь? Сколько можно жить для себя? Отстаешь, подруга!» Наташа была в шоке. За три года в деревне, где ни от кого не скрыться, ни один человек не задал ей подобного вопроса. Может, людей и волновала эта тема, но они не позволяли себе бесцеремонно вторгаться в чужую жизнь. Наверное, боялись причинить боль, чувствовали, как это терзает Наташину душу. Уже через три дня Наталья сказала родителям, что ей нужно возвращаться. Мама сразу все поняла, а отец поднял брови, взглянул на жену. Та дала понять взглядом: «Потом. Все потом!», и Наталью отпустили без лишних вопросов. Сергей никак не ожидал, что жена вернется так быстро, но обрадовался очень.

-Наташка! Я так соскучился! Пойдем, покажу, какую я тебе полочку под книги соорудил, а то что они у тебя третий год на серванте лежат.

Наталья вошла в дом. Впервые он показался ей таким теплым, таким светлым, что даже сердце зашлось. Свекровь суетилась на кухне, Серёжа что-то говорил, махал руками, указывал на ровный ряд золотых переплетов на новенькой полочке у окна. А Наташа подумала:

«Ну вот я и дома!» Ровно через девять месяцев у супругов появился первенец, крепкий бутуз с синими, как небо над их домом, глазами. А через два года семья пополнилась еще на одного маленького человечка. Кстати, Лиза Савельева спустя несколько лет станет студенткой той самой консерватории, где преподают родители Наташи. Значит, старания Haтальи были все-таки не напрасны!

 

Источник: mirdevchat.site

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector