Хранитель

Андрей снова покосился на своего напарника. Тот с утра был не в духе. Хмурился, что-то бурчал под нос. Когда они остановились пообедать в придорожном кафе, мужчина сказал:

— Тебя за руль сажать страшно. Что с тобой?

Напарник замялся, потом все-таки сказал:

— Да с женой поцапался. Тоже гнет из себя… королева, блин… не там вещи положил. Это не сделал, там не угодил, — и Гена махнул рукой, — разведусь я с ней.

— Да ты и женился-то полгода назад всего, — вспомнил Андрей.

— Ну да… — снова нехотя отозвался напарник.

— И что, тогда хороша была, а теперь уже и нет?

Гена не ответил. Допил чай и пошел к машине.

Андрей посмотрел ему в след. Вспомнил себя. Тоже вспыхивал. И жену ругал и если бы не Кунак… он тоже закончил обедать и пошел к своей фуре.

— Ну-ка подвинься, вот успокоишься, тогда и за руль.

Гена спорить не стал – рейс был длинный.

Километров двадцать они проехали молча.

— Кота тебе надо, — неожиданно заявил напарнику Андрей.

 

Тот аж поперхнулся:

— Зачем кота? Они с Анькой меня вдвоем грызть тогда будут!

— Не скажи. Жена твоя кошек не любит что ли?

— Почему не любит? Любит. У ее родителей дома такой кошак есть огромный!

— Вот, ты уезжаешь, а ей одиноко. А так и кот будет, привет от тебя. Если бы не мой Кунак, мы бы с Ириной может, разбежались бы.

Он замолчал.

Гене стало интересно.

— Ну, расскажи уже, вечно начнешь, потом молчишь, — сказал напарник.

— Да рассказывать особенно и нечего. Я моложе был, тоже вспыхивал. Это не так, то не эдак. Тоже думал про развод. Потом так получилось — подобрал я на трассе котенка. Рыжего такого. Не мелкого, подростка уже. Домой привез. Прижился он, Кунаком назвали.

И вот раз после рейса решил я оттянуться с друзьями. Ну, выпил, конечно, пришел домой. Ирина мне что-то сказала, уж не помню что, я на дыбы. Слово за слово – поругались. Уже и замахнулся я на нее и вдруг – выскакивает из-под стола Кунак наш и на меня! Мать честная, из меня хмель – вон. Шипит. Рычит! Он как вырос раза в два сразу – шерсть дыбом! Я струхнул, порвет, думаю… отступил, он за мной.

Андрей замолчал и усмехнулся, вспоминая.

— Короче, загнал он меня в ванную. И пока я не умылся и не остыл, как следует, оттуда не выпустил. Вышел я из ванной. Ирина в кухне переживает. В коридоре Кунак стоит, хвостом себя хлещет. С чего, думаю, я психанул-то? – вот не помню же! Коту говорю – все, мол, я больше не буду! Он посмотрел, отступил. Пошел я к жене. Извинился. Поужинали. Потом спать пошли…

А Кунак так до утра нас и караулил. Я ночью глаза открыл – смотрит. Руку протянул – погладить… неохотно, но подошел. Замурчал, как заговорил. Воспитывал.

Вот с тех пор и повелось. Как только кто из нас голос на другого повысит, Кунак тут как тут. Встанет между нами и шипит. Кот, а понимает – миром надо все решать. Миром. Не криками. Если кот понимает, то нам людям и совестно как-то не понять! Вот так.

Гена помолчал.

— Врешь ты все, тоже – воспитатель. Придумал тут же.

Андрей усмехнулся.

— А ты после рейса приходи ко мне и попробуй поорать. Посмотришь, как я придумал! Кунак старенький уже. Ему уже больше пятнадцати лет. Дети с ним выросли. Их тоже воспитывал. Но до сих пор он наш Хранитель.

 

Хранитель

 

Гена все еще недоверчиво посмотрел на напарника.

Рейс у них был долгий. Больше про котов они не разговаривали. Андрей видел, как во время остановки Гена куда-то звонил. Потом пришел, улыбнулся и сел за руль.

На обратном пути, когда им осталось до дома всего ничего, он вдруг появился из кафе с коробкой.

— Вот пассажира взял. Подбросил кто-то, говорят.

Андрей посмотрел – в коробке у смущенно улыбающегося напарника сидел маленький котенок и храбро шипел на незнакомых ему людей.

Котенок был рыжий, как солнышко.

— Хороший пассажир, — одобрил Андрей, — будет и у вашей семьи Хранитель.

 

Источник: mirdevchat.site

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector