Счастье мое, спасибо тебе за подарок!

Было позднее утро и я собиралась в дорогу.

За все время, что я работала в нашей компании, меня впервые в жизни посылали в командировку. Представляете? Впервые в жизни. Меня. Сегодня. Что, не удивлены?! Впрочем, наверное, нет, потому что вы не знаете, что у меня сегодня день рождения, а я должна куда-то и зачем-то ехать!

У меня сегодня день рождения! У меня. Сегодня. День рождения. Я хотела (и имею на это право!) отметить его дома в кругу пусть небольшой, но семьи или на худой конец , с подругами в ресторане. Но мне (именно мне!) почему-то нужно срочно ехать в соседний город.

Если судить по расстоянию, это вобщем-то, недалеко, а вот по времени — достаточно долго и утомительно, потому что на дорогу обычно уходит больше времени, чем можно предположить. Ехать нужно на автобусе. Туда есть только два рейса в день. Один — ранним утром, а я далеко не «жаворонок» и вставать очень рано, почти ночью — не для меня. А потому лучший вариант для меня, как для «совы», был второй рейс. Вот им я и ехала…

Счастье мое, спасибо тебе за подарок!

К сожалению, автобус — это единственный вид транспорта, доступный для тех, кто собирается именно туда, куда еду я. Хочу я этого или нет, но ехать все-таки придется. Как нарочно, не хочется, а надо! Надо ехать. Через горы. Потому что именно они разделяют нас от конечного пункта моей командировки. «Моей командировки»…

Звучит странно, но не смотря на это, ехать нужно. Около четырех часов. А в этом, извините, нет ничего приятного. Зимой, через перевал, да еще по дороге, которая извивается, как змея — сначала справа налево, а потом слева направо… и так почти до самого конца. Ехать скучно, монотонно, нудно, в конце концов, потому что кроме снега, в дороге, практически, не на что смотреть. Причем очень сильно устают глаза.

Представьте себе, на протяжении всей поездки ничего не видно, кроме белого цвета, изредка смешанного с серо-буро-коричневым. Все выглядит, как у О’Генри в «Зове предков», прямо, как на Клондайке — снег, снег, снег…

А чем заняться в дороге? В автобусе я читать не могу. Я не могу даже просматривать журналы. Меня всегда от этого тошнит, особенно, если автобус ещё и «виляет» из стороны в сторону. И время тянется, как резина… ни конца, ни края… до бесконечности.

Как вы сами предполагаете, никакого удовольствия! Очевидно, поездка будет изнуряющей и вытянет из меня всю мою энергию, как вампир — кровь из своей жертвы…

Ехать мне очень не хотелось, но было нужно. Внутри что-то останавливала меня и говорило, что ехать не стоит. Душа не лежала к командировке. На сердце было как-то неуютно и даже неспокойно…Что-то противилось этой поездке, и это ощущение было совершенно ясным и четким.

Я чувствовала, как будто передо мной — невидимая стена и, упаковывая дорожную сумку — перебирая обувь в прихожей, доставая из шкафа джинсы, свитер и нижнее белье из комода, я чувствовала, что как-будто упираюсь в плотный сгусток непонятным образом сжатого или утрамбованного воздуха, который препятствовал моему передвижению по комнате.

Ноги мои, как ватные, отказывались переступать, а пальцы рук — шевелиться… Все мои движения по комнате были ограниченными. Я делала их с трудом, как парализованная. Тело мое было каким-то одеревеневшим. Не знаю, может я это все напридумывала себе неосознанно — где-то глубоко внутри моего мозга от большого нежелания ехать. А может, просто заболела — мышцы какие-то напряженные и скованные…

Зазвонил телефон.

— Кто говорит? — спросил мужской голос, не дав мне произнести обычное «да», когда я снимаю трубку.

— Слон, — захотелось ответить мне, но в ответ я спросила, — А это кто?

— Кто говорит? — опять послышалось в трубке.

— Послушайте, что вы, как попугай: «Кто говорит, кто говорит?» В конце концов это вы звоните мне, а не я вам. Кого вам надо? — меня уже стал раздражать этот настойчивый голос.

— Мне — тебя. Мне нужна ты — уверенно прозвучал ответ.

— А чего это вы мне «тыкаете»? Чего вам нужно? Что вы хотите?!

— Мне нужно было до тебя дозвониться… Наина, ты совсем меня не узнаешь…? Конечно, мы не виделись несколько лет, но я все же надеялся, что ты меня еще помнишь…

Я вдруг задумалась, перебирая в уме всех знакомых молодых людей и одновременно прислушиваясь, пыталась узнать, кто же он… Где-то очень глубоко в его голосе звучали знакомые нотки и отдалено проскальзывала знакомая интонация, но я никак не могла узнать ее. Знаете, как это часто бывает — видишь или слышишь что-то знакомое, и что-то очень упорно тебе о чем-то напоминающее, а вспомнить — что именно, не получается.

— Кто это? — сдалась я.

— Счастье моё… — тихо, почти шепотом произнес он.

Я только успела ахнуть.

— Максим… Это ты…?! Откуда? Какими судьбами? Ведь ты уехал куда-то очень далеко на Север. Я не думала, что ты когда-нибудь вернешься назад… Девчонки и ребята говорили, что ты остался там… Слушай, я сейчас собираюсь уезжать, тороплюсь, боюсь опоздать. У меня автобус за горы, а следующий — только завтра. Я должна быть на месте завтра с утра. Давай созвонимся завтра вечером и поговорим, а когда вернусь назад, встретимся.

— Нет, — сказал Максим, — так не пойдет. Мне нужна твоя помощь. И сейчас. Я не могу ждать. Это вопрос жизни и смерти, поверь, я не преувеличиваю. Когда-то ты обещала выполнить любую мою просьбу, но я никогда тебя ни о чем не просил. Я многого не хочу. Мне нужно увидеться с тобой и поговорить. Мне сейчас очень плохо, и я не знаю, что делать. Мне нужно, чтобы ты меня выслушала. Никто меня не поймет так, как ты. Мне нужен твой совет. Давай встретимся. Все равно где, но как можно скорее…

Я задумалась. Не могу представить, что именно могло произойти с ним, что спустя годы он позвонил мне, чтобы о чем-то поговорить. Он замолчал и ждал, когда я заговорю первой. Наконец я сказала:

— Хорошо. Давай встретимся. Но я должна успеть на автобус. Через 2 часа. Поэтому приеду с вещами, чтобы сразу же после этого поехать на автовокзал. Где?

— Там, где мы раньше встречались. В нашем уютном кафе. Поезжай туда прямо сейчас. Я, возможно, опоздаю, но ты меня дождись. Обязательно дождись, слышишь?

Немного погодя, но не дождавшись моего ответа, он сказал:

— С днём рождения, счастье моё! С днем рождения! Я желаю тебе счастья и удачи во всём! Обязательно дождись. Обещай. Дай мне слово.

— Хорошо. Дождусь.

Мне нужно было торопиться. Надо было закончить упаковку вещей, добраться до кафе, а потом уже ехать на автовокзал, хотя от кафе он находился очень далеко, совсем в другой стороне.

По дороге в кафе я вспоминала те годы, которые мы провели вместе с Максом. Он любил меня по-сумасшедшему, да и я любила его не меньше.

Это началось еще в школе. Сначала мы просто дружили, потому что в начальных классах по-другому и не должно быть. А потом началась любовь. Как-то неожиданно резко. И всё. Потом мы знали, что не можем друг без друга…

А после школы Макс провалил экзамены в институт и его забрали в армию. Из армии он вернулся злым и ревнивым. Постоянно намекал на мои отношения с каким-то парнем. Я пыталась что-то выяснить, объяснить, но ничего не получалось. Потом мы поругались, и он уехал на Север. Через несколько месяцев мы обменяли квартиру и переехали в другой район города.

С тех пор я о нем ничего не слышала. Долгое время я мучилась, переживала, не могла забыть его… А потом потихоньку все «зажило» и я стала забывать его…

Время шло… я давно сидела в кафе и ждала его, а его всё не было и не было. Я уже выпила третью чашку кофе, вспоминая наше с ним время. Несколько лет я не могла найти себе места, не могла поверить, что он вот так просто возьмет, и уедет… и никогда не напишет, не даст о себе знать, и не вернётся…

«Счастье моё» — так он ко мне всегда обращался… Я вспоминала это сидя за столиком, и щеки пылали жаром, сердце начинало колотиться так, что вот-вот- выпрыгнет из груди, а где-то глубоко внутри — сжимающийся и разжимающийся холодок, как перед экзаменом…

Сколько еще прошло, я не знаю… Когда поняла, что ждать его бесполезно, посмотрела на часы. Автобус мой уехал. Я на него опоздала. Это уже не имело никакого значения… На душе было пусто, одиноко и неуютно. То ли потому, что упустила свои автобус, то ли потому, что вспомнила всё то, что было и что не не сбылось… не успело сбыться, то ли потому, что надеялась увидеть Макса, а он так и не появился…

Дома я бросила сумку в прихожей — какая разница, где, если завтра придется ехать? Прошла в комнату и в буквальном смысле свалила своё уставшее от воспоминаний тело на диван. Сама удивляюсь, что тело мое было разбитым, как после десятичасовой работы на стройке. Мозг практически не работал, а только существовал…

Но это не удивительно, столько всего прошло через него за эти пару-тройку часов. Я лежала не двигаясь. Состояние было притупленным… В голове пронеслась мысль, что если засну в ближайшие несколько часов, то завтра смогу выехать первым рейсом.

На месте я была раньше, чем нужно. У меня было достаточно времени для того, чтобы заселиться в отель, принять душ, позавтракать и к началу рабочего дня появиться в офисе. Секретарша посмотрела на меня, как на сумасшедшую и сказала:

— А мы вас не ждали…

— Как не ждали? У меня же командировка на три дня и вам об этом сообщили еще на прошлой неделе. Правда, я должна была приехать вчера, но по некоторым причинам этого не произошло.

— Именно поэтому мы вас и не ждали…

— Не поняла…

Но она на это ничего мне не ответила. Подняла трубку и сказала:

— Анатолий Андреевич, здесь к нам командировочная из главного офиса…

— Я пробуду у вас все три дня, как и было запланировано.

Положив трубку, она сказала:

— Проходите… Направо по коридору, вторая дверь… — и проводила меня каким-то странным странным взглядом.

Весь день я была сама не своя…

Новости, которые мне сообщил Анатолий Андреевич, были ошеломляющими. Я никак не могла прийти в себя. Автобус, которым я вчера должна была ехать, сорвался в обрыв…

Конечно же, все погибли…

Меня отпустили отдыхать до завтрашнего дня… Если бы не Максим, так неожиданно появившийся в городе и позвонивший мне, меня здесь не было. Выходит, он меня спас. Кроме всего этого, неожиданным образом свалившегося на меня, из головы не выходила мысль, что он так и не появился, а ему что-то было нужно. Что могло случиться…?

Вернувшись домой, я начала обзванивать всех знакомых, чтобы узнать номер телефона матери Максима и, наконец, узнав его, позвонила ей. То, что она мне сообщила, привело меня в шоковое состояние. Она сказала, что Максима давно уже нет в живых. Через год после того, как он уехал на Север, он пропал. Это случилось зимой. Его искали, но не могли найти. А к весне кто-то из охотников обнаружил его замерзшее тело в лесу…

Счастье мое, спасибо тебе за подарок… Ты подарил мне жизнь в мой день рождения. Такого подарка у меня никогда не было и вряд ли будет…

Автор: Ирэна Левина

 

Источник: morediva.com

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector