А она нам нравится, хоть и не красавица…

– Не уходи, без тебя… лучше – с горькой усмешкой подумала мать Лены, опять вспомнив покойничка — деда Лёшу, любившего повторять эту городскую шуточку, когда случайно подслушала разговор соседки с её сестрой – Ниной.

“Сердобольная” соседка, коих множество во все времена с “участием” выговаривала Нине: – тяжко тебе ведь воз-от такой одной тянуть, своих-от трое, мужа убили, а тут сеструха с довеском – нахлебники!

Ехали бы уж они куда-нибудь, да вам жить не мешали. Муж-от ёйный, знать-от к немцам подался, раз “без вестев пропал”. И то думать, чем в окопах гнить-от, да под пули лезть, лучше уж в плену отсидеться.

Немцы-от, знаюшшие люди баяли – культурна нация, не мы – лапти. Пересидит войну в тепле, да в сытости, а вы тут его щеней, да жонку кормите — знайте. Власти-от знают чо деют, раз паёк им не положен, знать-от не просто так…

– Не уходи, без тебя… лучше – гудело в её голове набатом, когда Валя не дослушав того, что ответила Нина, опрометью, не разбирая дороги, бросилась в школу за дочерью. Забрав дочь, она почти выкрала из дома свои нехитрые пожитки и уже вечером Валя с дочерью ехали в дырявом и прокуренном вагоне в Казахстан.

Там они не задержались, ибо и там было голодно и холодно, и потому подались мать с дочерью ещё дальше, в Узбекистан, в древний и солнечный город Самарканд.

Несмотря на то, что только что закончились последние бои с басмачами, а может именно поэтому местные начальники их приняли очень хорошо и даже помогли Вале устроиться сначала библиотекарем в школу, а затем и учителем русского языка и литературы.

На то, что муж у Вали был подозрительно “без вести пропавший”, здесь как-то не обратили внимания. И началась у них совсем другая жизнь…

– Не уходи, без тебя… лучше – вспомнилась Валентине Петровне дедалёшина присказка, когда в середине восьмидесятых начались в Узбекистане косые взгляды местных в сторону русских.

Удивительно быстро вчерашние соседи, сослуживцы и некоторые “друзья”дошли до того, что квартиру пожилой учительницы стали защищать её ученики. Приходили они по нескольку человек, но было понятно, что вечно так продолжаться не может.

Её дочь — Лену, как её мужа с работы тоже вытурили, несмотря даже на то, что специалиста такого уровня на заводе больше не было. И Лена с мужем собрались уезжать в Россию, осталось уговорить всячески сопротивлявшуюся этому мать, которую они здесь бросить просто не могли.

“Уговорили” Валентину Петровну местные “активисты”, начавшие стрелять в её добровольную охрану. И хотя ранили только одного и то легко, старая учительница решила не рисковать чужими жизнями и согласилась на уговоры дочери, зятя и внучек.

– Не уходи, без тебя… лучше – не раз вспоминала Валентина Петровна дедалёшину фразочку, и было от чего. Бесконечные хождения по вязкой паутине кабинетов российского чиновничества никак не способствовали в пробуждении в ней любви к своей новой – старой родине.

Три года походов за гражданством и пенсией, почти столько же борьба за признание стажа и квалификации её дочери, бесконечные приводы в милицию за “нарушение” паспортного режима всё это и многое, многое другое ожесточили всю семью. Но назад дороги не было.

Наконец, все мытарства переезда и репатриации оказались позади и Валентина Петровна решила съездить на свою малую родину, чтобы узнать, что стало с сестрой, братом и другими родственниками, остававшимися на Урале.

Обида, хотя и накатывала порой, но давно уже не определяла отношения Валентины Петровны к своей родне, просто найти хоть кого-то у неё до сих пор не получалось.

Письма и запросы возвращались без ответа, а деревни той не было уже даже на карте и в истории Усть-Буйского, теперь уже Верхоямовского района. Близилось рождество…

– Не уходи, без тебя… лучше – помнил эту присказку и глава Верхоямовского района Алексей Петрович. И вот почему. Несмотря на то, что он сделал для своего района и самого маленького города Яковской области действительно много, но отсутствие собственной налоговой базы и крупных предприятий постепенно разрушали этот прекрасный, но уже очень запущенный городок.

Не спасали даже монастыри, и начавшаяся было возня за превращение Верхоямовска в новый “духовный центр” Урала. От крупных городов он был далеко, промежуточные туристические цели столь далёкого путешествия сколько-нибудь внятно отработаны не были и потому туризм тоже не вывез экономику городка и района, несмотря на все старания главы администрации – коренного жителя Верхоямовска и даже прошлого главы Яковской области, некоторое время выделявшего на эти цели довольно большие деньги.

Но местные жители ничего не хотели знать о его борьбе и стараниях — им нужен был результат, и потому они везде обсуждали вопрос замены своего главы и не просто обсуждали, но писали жалобы во все инстанции (вплоть до Президента России).

– Не уходи, без тебя… лучше – царапалось в душе Алексея Петровича, когда к нему, как только он закончил поздравительную речь, подошла женщина и спросила, не знает ли он кого-либо из рода Черноскутовых, до войны живших в деревне Полуеденой.

Глава удивился, но ответил, что это его родня. Женщина тоже очень удивилась, но представилась – Валентина Петровна Подольская в девичестве Черноскутова. – Потеряшка?! Ты?! – изумился Алексей Петрович и, забрав гостью, тут же отправился домой.

Дома почти сразу же началось маленькое светопреставление, уже через сорок минут там собралась почти вся жившая в городке родня. Шум, гам, возгласы, распросы…

Только здесь Валя узнала, что Нина тогда отматерила и едва не избила настырную соседку, а молчала в начале разговора потому, что просто онемела от той наглости, с которой та лезла не в свои дела.

А когда Нина после долгих розысков сестры узнала, что Валю видели на вокзале, зарёванную, то порывалась даже дом у соседки той сжечь, еле остановили. Соседку ту вскорости бог покарал, осудили её и в лагерь отправили, знать-то не только Нине она про “цивилизованных” немцев пела. Без права переписки, насовсем, значит…

– Не уезжай, поживи ещё! – хором и поодиночке уговаривала счастливую Валюшу вновь обретённая родня. Но она счастливо отнекивалась, хотя и обещала вскорости вернуться и поселиться где-нибудь неподалёку. Обещала уже к майским праздникам детей и внуков привезти – познакомить с роднёй…

Валентина ехала из дома домой, бездумно и счастливо глядя в окно. Мелькали за окном поезда, заснеженные поля и вечные российские покосившиеся заборы и стайки, перелески и буераки, коробили взгляд упрямо выглядывающие из-под белоснежной простыни сугробов почти бесконечные помойки с их, не гниющим пластиком – убийцей природы.

Но сейчас Валентине Петровне не было до них никакого дела – на душе было тихо и тепло. В глазах её тихо светились радость и лёгкая грусть. Радость от обретения родных сердец и грусть о времени, потерянном без общения с ними.

Почти незаметно для самой Валентины вместе с радостью от обретения родни возвращалось к ней и утраченное было чувство Родины, едва не убитое чинушами…

Андрей Сальников.

28.02.2017 года.

Источник: pirooog.ru

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector