— Да она такая серенькая… — протянул мужчина

Тоня с первых дней работы была тихой и спокойной девушкой. Несмотря на это, после общения, в ней чувствовалась внутренняя уверенность. Руководитель отдела Виталий Сергеевич не мог нарадоваться на новую сотрудницу.

Тоня схватывала все на лету, всегда была готова остаться за сверхурочные либо кого-то подменить. Было видно, что девушка полностью отдается работе, а руководитель, в свою очередь, был за это благодарен и всегда исправно выплачивал не только положенную зарплату, но и премии.

В коллектив девушка влилась полностью, ее часто приглашали на вечерние посиделки, но она всегда отказывалась. Лишь несколько раз коллеги могли пообщаться с ней в неформальной обстановке, когда сами организовывали на работе стол. Тогда Тоня с радостью приносила домашние угощения, которые понравились многим.

— Да она такая серенькая… — протянул мужчина. За дверью закрытого кабинета велся неспешный разговор между двумя сотрудниками.

— Но что-то в ней есть, — возразил другой. — Да, позову в ресторан! А там посидим, поболтаем…

— Не пойдет. Лучше в парк погулять позови. Так хоть позориться не будешь.

— Думаешь…

Тем же днем к Антонине подошел Алексей и позвал на встречу.

— Я, наверное, не смогу… — удивленно протянула она.

— Пойдем! Просто приятно поведем время, поговорим! — продолжал настаивать Алексей.

Девушка еще немного подумав, согласилась.

Вечером Тоня, зайдя по дороге домой в магазин, осторожно открывала дверь квартиры.

— Доченька, я не сплю, — тихо донеслось из комнаты.

Антонина быстро разделась и сперва навестила мать. Женщина лежала там же, где ее оставила Тоня.

— Лизы разве не было? — спросила девушка, поправляя матери подушки.

— Была, но я ее быстро отпустила. Что ей сидеть просто так, тем более почасовая оплата…

— Мама! — повысила голос Тоня. — Оплата тебя должна волновать в последнюю очередь!

Тут Тоня увидела, как мама прикрыла глаза, чтобы не дать пролиться слезам.

— Доченька, уж лучше бы я с отцом ушла, чем у тебя на шее камнем висеть… Ведь жизни тебе не даю…

— Мамуль, — она присела рядом. — С чего ты это взяла? Я вот на выходных на свидание пойду…

Сейчас Тоня была рада, что согласилась на встречу. Она не могла вынести, о чем говорила мать. В той злосчастной аварии погиб отец, а маму всю переломало. В больнице ее долго лечили, но требовался дорогой курс реабилитации, на которую средств не было. Тоня же решила накопить и делала все для этого. Вот только мама не могла принять, что ее дочь кладет на алтарь свою жизнь…

— Правда?! — с надеждой вздохнула женщина.

— Да…

Было видно, как женщина рада, поэтому даже неприятные вечерние процедуры прошли незаметно.

А свидание началось хорошо. Антонина с Алексеем мило общались, гуляя по центру города. Мужчина сыпал веселыми рассказами, Тоня искренне смеялась.

— Тоня, давай зайдем, а что-то холодно, — неожиданно сказал Леша, когда они проходили мимо ресторана.

Антонина посмотрела на вывеску — это было одно из самых дорогих заведений города.

— Я думаю, это не лучшая идея… — но Леша ее уже не услышал, он заходил внутрь. Тоне пришлось идти за ним.

Вежливый администратор споро проводил их за столик и принес меню.

— Леша… — снова попыталась сказать Тоня.

— Вот смотри, эту говядину не бери, она жестковата. Лучше рыбу, она здесь божественна! — наконец он поднял на нее взгляд. — Как обычно же, счет пополам?

Тоня поджала губы, он совершенно не хотел ее слушать, а цены здесь такие, что за простой ужин можно отдать половину зарплаты.

— Леша, извини, но я не готова к таким тратам, — начала она.

— А, так ты из этих, — скривился Леша. — Которым мужчины все должны?!

— Ты о чем? — не поняла Тоня.

— Ты хочешь вкусно покушать, и чтобы я платил! Тогда и ты должна…

Здесь Тоня не выдержала и поднялась.

— Спасибо за вечер, — тихо сказала она и ушла.

Такого унижения Тоня еще не испытывала! Она же сразу хотела сказать, что не хочет в ресторан!..

Девушка долго стояла перед домом. Мама сразу поймет, что все прошло плохо… Но когда Тоня зашла домой, мама уже спала.

Следующий рабочий день начался не по плану, утром Тоню встретили несколько неприязненных взглядов, а в обед наступил тихий бойкот. Уже под вечер в кабинет, где сидела Тоня и еще несколько сотрудников зашел Андрей, коллега, с которым в одном кабинете работал Алексей.

— А я-то думал, серенькая мышка… — протянул он, внимательно глядя на Тоню. Но не добившись реакции, продолжил:

— Что, не удалось развести мужика, так строишь обиженную девочку?

— Андрей, мои личные дела тебя не касаются. Ты мешаешь нам работать, — спокойно ответила она.

— О! Или ты просто не можешь позволить себе такое заведение? Ну, да, я сразу сказал, чтобы Лешка не позорился, а то еще выгонят из приличного ресторана…

Частичная правда резанула Тоню, как ножом по сердцу. Сразу вспомнилось, как тяжело было одновременно ухаживать за матерью в больнице и хоронить отца, как судорожно искала более оплачиваемую работу, чтобы выжить с больной матерью… Девушка зажмурилась.

— Что здесь происходит? — громко прозвучал голос Виталия Сергеевича.

— Да так… — ничуть не смутился Андрей.

— Я все слышал, — сказал Виталий Сергеевич, а вот Андрей побледнел. — А вы, — он оглядел других сотрудников, — так и будете слушать, как оскорбляют девушку? А вы знаете, что у нее погиб отец, а на руках больная мать? Нет?! Значит, одного намека на меркантильность хватило, чтобы осудить, а разобраться в ситуации никто не захотел…

Тишина стояла гробовая, кто-то опустил глаза, кто-то смотрел на Тоню, а сама девушка мечтала провалиться от стыда.

— Я думал, что собрал настоящую команду, которая вместе всегда поддержит другого. Я разочарован. Андрей, ко мне в кабинет, — руководитель стремглав вышел.

— Тонь, — позвала ее коллега, но девушка выскочила из кабинета. Она успела забежать в туалет, когда слезы прорвались. Рыдания не давали вздохнуть, слезы лились рекой…

Наконец, эмоции стихли, пришло какое-то опустошение. Умываясь, Тоня осознала, что она впервые плакала со дня аварии. Все это время она старалась быть сильной, ради себя, ради мамы. Но у всего есть предел…

Тоня недовольно поморщилась, глядя на натертый нос и красные глаза, но сидеть здесь нет смысла.

Когда она проходила по коридору, ее окликнул Алексей.

— Тоня, — он подошел ближе. — Прости… Правда! Я дурак!

Тоня молча смотрела на него, она не знала, как реагировать, точнее у нее не было сил.

— Я думал… Просто у меня такое бывало… Я не знаю… Прости!

Тоня продолжала молча стоять.

— Антонина, зайдите ко мне, — из кабинета выглянул Виталий Сергеевич, дожидаясь когда она зайдет.

— Присаживайтесь, — он отодвинул стул и тут же налил воды.

— Я должен был это сказать, — продолжил он. — Поймите, во-первых, нездоровая обстановка в коллективе не даст вам нормально работать, а во-вторых, — он вздохнул, — вам тоже надо с кем-то поделиться…

— Я бы сама рассказала, — тихо ответила Тоня.

— И я ждал этого. Но ситуация вышла из-под контроля.

— Откуда вы узнали? — вдруг спросила она.

— Служба безопасности, — просто ответил он. — Они проверяли вашу личность и тут всплыло дело, в котором вы были истцом, а там по ниточкам дошли до аварии и последствий…

— Вам нечего стыдится, — помолчав, вновь продолжил он. — Вы молоды, здоровы и со всем справитесь. А теперь и на работе вам будет легче… Идите, домой уже пора.

Тоня медленно побрела за сумкой, надеясь, что все уже ушли.

— Тоня, — позвала ее Аня. Все коллеги были в кабинете.

— Прости, пожалуйста, — сказал Коля. — Вот знаем же, что Андрею верить нельзя, а все-равно попались. Если помощь нужна, любая, зови!

Все одобрительно загудели, поддерживая. А у Тони снова навернулись слезы.

— Ты чего?! — Аня обняла девушку. — Все будет хорошо…

И ведь правда, все стало хорошо…

Источник: pirooog.ru

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector