Стерпится- слюбится?

Марина стояла на кухне и смотрела в окно, не включая свет.

Она так стояла уже давно, за окном наступили осенние сумерки, пошёл мелкий, моросящий дождь, Марина так любила раньше такую погоду, а теперь…

А теперь она даже не заметила, она вообще ничего не замечала, просто стояла и смотрела в окно, сигарета давно потухла, она истлела, прикуренная и положенная на край пепельницы.

А Марина всё смотрела и смотрела, смотрела и смотрела… И о чём -то думала, думала, думала

Она не заметила, что с улицы пришёл промокший и грязный сын, четырнадцатилетний Васька,

Он порвал новый кроссовок, и спрятал в самый дальний угол шкафа

На цыпочках, не включая света, он прокрался к себе в комнату, включил лампу и сел за стол.

Если, что, он давно делает уроки, просто мама не заметила, он видел её тёмный силуэт, мама смотрела в окно и о чём-то думала…

Пришла недовольная чем-то Полинка старшая восемнадцатилетняя дочь, она скинула грязные боты, повесила мокрый плащ и хлюпая носом, пробежала к себе в комнату, опять никто не тронул Марину, не вывел её из этого странного транса.

В прихожей заухало, включился свет, потом на кухне ярко вспыхнула лампочка

-Мамулька наша, а ты что в темноте стоишь? Мариша, — муж укоризненно указал на пепельницу мы же бросили, ты что?

-Да-да, — сказала отрешенно, — есть будешь?

И вдруг вспомнила, ведь она…она ничего не приготовила…

-Не, Мариш, я к маме заезжал, она пирожков с собой положила, — смущается, выкладывая обмотанные пропитавшейся газетой пирожки, — вот с картошкой, с мясом и капустой, а тут, сладкие, с яблоком.

Марина с облегчением вздохнула

На звуки пришедшего отца из комнаты вышел Васька

-О, папка, привет. А это что? Пирожкиии, мммм, — Васька схватил сладкий пирожок, и прихватив ещё парочку убежал в комнату.

Раньше Марина заругалась бы на мальчишку, есть стол, едят на кухне, сейчас же она безучастно посмотрела на сына и опустила голову.

-Мариш, мама говорит, надо ехать на дачу, закрывать всё, помидоры там остатки собрать, потом капусту прикрыть, по снегу уже срубим, там Сидоровы ещё остаются, так что если что, шуганут, ели кто за капутой полезет…

Марина посмотрела на мужа и отвернулась, закрыв глаза.

На кухню зашла Полинка

-Доча привет, -муж будто стесняется выросшей дочери, вроде вот только была малышка, каталась на папке верхом, любила свернувшись калачиком лежать возле папки, когда он читает или смотрит телевизор.

А теперь, она какая-то взрослая стала, не делится с папкой своими тайнами и секретиками.

Смотрит на всех свысока, чуть что закатывает глаза и кажется ей, что она -то знает всё на свете, все тайны мира, и весь этот мир у её, когда-то, маленьких ног…

-Доча? Ты чего?

-Ничего — буркнула зло и грубо и открыв холодильник, со злостью захлопнула его

-Доча, вот…пирожки…бабушка…

-Папа! Ну какие пирожки посмотри на меня, я и так жирная корова, ууу, — Марина понимала, все слёзы рассчитаны на неё, она, как мама, должна пожалеть, посочувствовать, утешить…

Но Марина смотрела в окно отрешённо, мыслями она была где-то далеко…

-Марина..

-Ааа…, — женщина повернула голову, — ой, вы наверное есть хотите, — и она опять села на стул…

-Мариша ты заболела?

-Нет она качнула головой,- нет, нет, нет….

Господи, как тяжело-то.

Если бы муж был алкоголик, лентяй гуляка, ей было бы легче, им обоим было бы легче, но он идеальный.

Даже слишком идеальный.

Они все любят её.

Муж, его мама, его братья и их жёны, они все…все любят её.

У них большая, положительная семья. у них всё весело и дружно, вот надо ехать, укрывать капусту и собирать помидоры….

А ещё…ещё, у неё дети. Надо проверить у Васьки дневник, спросить у Полинки, что с ней творится, Марина опять отвернулась к окну.

Ей было восемнадцать, столько, сколько сейчас Полинке, её дочери, когда она переступила порог большой и дружной семьи.

-Иди, сказали мать с бабкой — будешь как у Христа за пазухой

-Я же не люблю его…

-Ничего, стерпится, слюбится, — сказала бабка, -зато, вон..как у Христа…

Так и жила…

Подруги завидовали, красивый, умный, надёжный. Семья хорошая опять же, живёт, как у Христа…

Самое тяжёлое, это решиться…

Решиться сказать эти слова, эти ужасные слова…

-Олег, я ухожу…

-Что Мариш?

Она замолчала, вжала голову в плечи, ещё есть время сказать, что пошутила, расхохотаться и всё…

Всё пойдёт по- старому, и она поедет спокойно собирать помидоры и укрывать капусту…Ещё можно всё переиграть, всё всё, и будет, как всегда…

Нет!

Она не хочет она не может как всегда…

-Я ухожу

-Да? И когда вернёшься?

-Ты не понял, Олег. Я ухожу от тебя….

-Куда? Мариш…

Она пожала плечами, она действительно не знала куда…

-Не стерпелось, не слюбилось, прости…

-Что? Мариш…Это…это..такая глупая шутка? Да?

И опять ей давался шанс, шанс сказать “Да”, и всё встало бы на свои места…

Но она упрямо молчала, а потом сказала непривычно грубо

-НЕТ

Он отшатнулся, так грубо прозвучало это нет, так холодно, будто кто-то чужой, не родная и тёплая Маришка, а чья-то чужая, холодная женщина…кто она?

Где его тёплая, мягкая, уютная Маришка…

-Мариш

-Я ухожу, Олег, — теперь слова давались ей без труда, она почувствовала небывалое облегчение, такое было с ней, когда в семнадцать лет закончила школу и поехала поступать в Москву, одна…

Она поступила, но заболела бабушка и мама уговорила Маришку перевестись в родной город…

А в восемнадцать, Маришку отдали замуж, за надёжного, за того самого, у которого, как у Христа за пазухой

И свадьба была, и лебеди на капоте машины, и платье белое, воздушное, всё было, как у людей.

И бабка, та самая, которая заболела, отплясывала на свадьбе под “Розовые розы оооо” и “Синий туман, что похож на обман”

-Я ухожу, прости, — говорит и чуть улыбается, не может не улыбаться. Знает, плохая гадкая, дрянь, но ей так хорошо, так легко.

-Мариш, я чем-то обидел тебя? Если ты узнала про Ленку, так там ничего особенного, так пофлиртовали… Я же мужик, Мариш…Я не изменял тебе, честно, ты не думай… мы даже не целовались…

А мы целовались, думает Марина и заливается краской.

Целовались, целовались, целовались, мстительно думает Марина, целовались. И ей нравилось это, и она летала.

Это вам не стерпится — слюбится, это другое.

-Мариш, я не понимаю, что не так?

Кажется Олег понял, что она не шутит

-Всё так, милый,- она погладила его по щеке, — всё так…

Скажи, вот если я скажу тебя, а давай завтра рванём в горы или поедем на рыбалку, а давай на выходные пойдём в лес, и будем там целый день искать осенние, маленькие опята?

Если бы он сказал если бы…подхватил бы её Маришку на руки, закружил бы и сказал, что готов с ней хоть куда… И тогда она позвала бы его в Исландию

Зачем?

Смотреть китов…

Тогда ещё можно было бы остановить этот маховик этот невероятный, раскачивающийся маятник…

Но этого не произошло…

-Мариш…ну ты же знаешь…мы поедем на дачу, это не обсуждается…Рыбалка, надо же…придумала тоже

И вообще какой лес, какие опята, ну что ты…Ты меня напугала, я думал ты…

-А что ты там говорил про Ленку? Она наверное мечтает собирать последние помидоры и укрывать капусту, ты пригласи её…А я устала…Я ухожу Олег…

-Мама, — на кухне стояла Полина и смотрела на мать широко открытыми глазами, — мама, в чём дело?

-Вот, — сказал отец — она уходит

-В смысле? Куда уходишь? Ты чего?Па, скажи ей

-Не знаю дочь, — голос у Олега дрожит, -не знаю, наверное мама нашла другого мужчину, — сказл он, и обиженно поджал губы

-Чего? Какого мужчину, ты чего, она..она …она же старая..

-Ах вот как, старая говоришь, ну спасибо, доченька, спасибо.

Марина вдруг, почувствовала какую -то звериную мощь. Это как старый лев в прайде, спорит с молодым, так и сейчас Марина почувствовала свою силу , она встала и с улыбкой смотрела на дочь

Та встала в позу, выдвинула вперёд подбородок

-Старая говоришь? Ну- ну, значит, ты уже взрослая дочь. Вот и посмотрим, как ты будешь справляться…

-Мама, — Васька заплакал и бросился к матери, — мамочка не уходи

-Малыш, я не брошу вас, — она обняла его и посмотрела на дочь, — я никогда не брошу вас, ты что? Просто сейчас, тебе нужно остаться дома, с папой и сестрой.

Я с тобой, я с тобой мой мальчик. Подожди немного, я обязательно заберу тебя, верь мне.

-Ма-ма, ма-маааа, — заревела Полинка и обняла мать с братом, — прости мамочка

-Всё всё, хорошо, детка. Всё хорошо, я с вами.

-Мариш, это…куда ты..на ночь глядя…Давай утром решим…

-Хорошо, да…

Утром, муж с детьми, как ни в чём не бывало, шутили, смеялись, разве только немного наигранно.

И только Вася украдкой посматривал на маму будто боясь, что она пропадёт, исчезнет.

Уходя, Олег хотел поцеловать её в лоб, как всегда, но она отшатнулась…

Она собиралась на работу в приподнятом настроении…Так хорошо на душе у Марины не было…да никогда.

Он ждал её у арки, смзанно поцеловал, попросил выслушать

-Опаздываю, — смеётся Маришка

-Ничего, подожди..нам нужно поговорить…Марина…

-Да? — стоит, улыбается, в осеннем утреннем багрянце, красивая, молодая, будто сама осень…

-Марина, понимаешь…Я… Я не могу ..сейчас оставить жену, понимаешь…я поговорил, честно…но она…

-Она наверное заболела, да? Или нет, она беременна.. или …она смертельно больна беременностью, да?Я угадала?

-Марина…

-Прощщщаааай, — крикнула Марина и зашагала в сторону автобусной остановки

-Марина…

-Забудь про меня, прощай, иди к своей вечно беременной больной жене, — она вдруг развернулась и опрометью кинулась к нему, — а знаешь что?

Тебе никогда, никогда не обладать такой женщиной , как я, понял?

Тебе ничего не светит, понял? Ни с кем, а то что мы целовались, ннуууу за это спасибо..

.Не фонтан конечно, но всё же разнообразие, всё пока милый…

И Марина пошла, не торопясь, а так хотелось убежать…

Она ехала в автобусе и плакала, беззвучно, просто плакала

Какая-то малышка, сидела у мамы на руках, она сползла с коленок матери подошла и протянула ей пупсика, маленького голыша, каким в детстве играла Марина

-На, возьми, не пьячь. Не надо

Марина подняла голову и посмотрела на маму девочки

-Возьмите, Маришка просто так ни с чем не расстается, вы ей понравились

-Спасибо. Тебя звать Маришка?

-Дя

-Меня тоже

-Ого, -девочка сделал губки буквой О, — ого, Маишкааа?Мама, тётя тозе Маишка…

Марина вечером долго не хотела заходить домой, в итоге решилась.

Она обдумывала свою жизнь, думала, что она будет делать, решила уходить, сил так жить больше не было…И дело ни в том, любит или не любит она Олега, Марина устала быть крупинкой, частичкой той большой семьи.

Она хотела отдельно отдыхать, не делится ни с кем планами, делать то, что ей нравится.

За всё время, за все эти годы, они не были с Олегом вдвоём нигде…

Спросит детей, Вася точно пойдёт с ней, а Полинка? А вот Полинка…

И с Олегом нужно честно поступить, зачем ему такая жена? Пусть вон, с Ленкой…

А она, она будет работать, и хоть по десять рублей, но откладывать на мечту…

Она поедет в Исландию, и увидит китов…

Марина тихонько прошла на кухню.

Не включая свет, поставила чайник

-Мам, там котлетки, мы с Полиной пожарили и картошка

-Спасибо, сынок. А где Полина?

-У неё свидание

-Серьёзно?

-Ага

-Поешь со мной?

-Давай

-Вы чего в темноте? -Зашёл Олег, включил свет, — вы что? В темноте трескаете котлеты? Ну вы даёте

-Па, ты чё так долго?

-Дела были, сын

-Родственники, я дома, — пришла весёлая и счастливая Полинка, — мамуль, как котлетки? Это мы с Васильком сами сделали…

Мамуля, Василёк, да она сто лет так не говорила.

Марина смотрела на свою семью, так жаль…

Она всё разрушила…

Своими руками…

Уже ничего нельзя вернуть, и быть такой, как раньше, жить той жизнью, она уже не могла…

Дети поужинав, разошлись по комнатам, они были веселы и счастливы или делали вид, что ничего не произошло.

Олег нарочито медленно ел, потом они пили чай болтали ни о чём…

Когда сидеть дольше не было уже смысла Марина встала

-Ну…я пойду эээ, помоюсь

-Ага

Надо начать разгоовр, думает она, надо, надо. Зачем продолжать эту агонию, зачем давать надежду. Она вышла из ванной он также сидел на кухне

-Мариш..

-Да

-Знаешь, я тут подумал…Ну её эту дачу, с их помидорами и капустой…Поедем в лес, за осенними опятами, а ещё…я с коллегой догооврился, мы на рыбалку поедем, он с женой всегда ездит, так рассказывает, ммм. в общем они нас приглашают.

Надо с ними подружиться, хорошие ребята, весёлые

Марина помолчала

-И вообще, нам пора уже жить своей семьёй, как ты думаешь?

Мы никогда одни не отдыхали, всегда все вместе, всем шалманом…И знаешь, я тут подумал, надо наверное начинать копить на китов

-На каких китов?

-Ну этих, которые в Исландии

***

-Олег, Олег, смотри…

-Ого, какой же он …огромный

-Ага

-Не замёрзла?

-Неее, давай ещё постоим…

-Давай конечно, мы для этого сюда и прилетели, в твою Исландию.

Мавридика д.

Источник: pirooog.ru

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector