Спасение

Ерофей Иванович осматривал лыжи. Нужды в мясе не было, но он всё равно решил пробежать по зимнему, звенящему от мороза леску.
Дальше в тайгу идти не за чем, а вот кости размять смысл есть.

-Ероша, а ты что? Никак в лес?

-Да, в лес, Тася, я пробегу чуток кровь разгоню.

-Ероша, стреляли нынче ночью, ты поосторожнее.

-Да прям, Тась, то сучки от мороза трескались, вот тебе и показалось. Кого занесёт такую даль.

А если кто из охотников, так они бы зашли, показалось тебе, милая.Ну побегу.

Анастасия Сергеевна, а по-простому Тася, привычно перекрестила в след своего неугомонного супруга.

Всю жизнь он проработал егерем, в лесу чувствовал себя как дома, а как пришло время на покой идти, приехал в село и заскучал.

-Не могу я, Тася. В лесу каждую тропинку знаю, а давеча пошёл на почту и заплутал, ну что это?

Анастасия Сергевна предложила поехать в лес, пожить там немного, благо была своя избушка в лесу, конечно с разрешения начальства срублена и документы все имеются.

И сама Тася, с Ерошей своим отправилась. К тому времени она тоже уже была на пенсии, выпустила очередной класс из стен школы и ушла на заслуженный отдых.

Детей у них не было. Сын, Фёдор, пропал много лет назад, служил он на флоте, так и сгинул где-то в тёплых морях. Разбирались сколько, бумаг множество старики хранят, так ничего и не добились.Так, обрывки Фраз, мол честный Федя был, не терпел лжи и обмана, не шёл на компромиссы, вот и…Да тоько доказать не удалось.

Остались фото, да сувениры, что привёз сын.

Тридцать лет уж прошло, теперь и страны той нет, пришли новые времена, надеяться не на что.

Так тихонечко старики и перебрались в лес.

Нет, они не были отшельниками, часто выезжали в село, там дом у них был соседи приглядывали, ездили в райцентр, да и к ним гости заходили.

Тасе тоже понравилась спокойная и размеренная жизнь.

Запасалась книгами на месяц, да журналами и читала в свободное время, а то вязала, вспомнила как бабуля учила, кружева крючком вязать вязала, даже заказы были, сначала не хотела оплату брать, стеснялась, а потом ничего, научилась ценить свой труд.

Зимой скучновато поначалу было, но как только Коля, сосед и ученик Анастасии Сергеевны, собрал для них генератор, так стало веселее. Конечно, со светом-то.

Любит Тася каждый день, проведённый здесь, а как же!

Каких только чудес ненавиделась.

Приходят зимой пугливые косули, есть сено, что стоит небольшими стожками в конце огородика.

Иногда забредают красавцы — лоси, жуют сено своими большими челюстями, с мягкими пористыми губами, прикрывают большие влажные глаз, переступают тонкими ногами, как только такие большие тела удерживаются на таких тонких ножках, удивляется Тася.

Она сама ходит с Ерошей раскладывать соль в сколоченные им, когда -то давно, деревянные кормушки, для лосей соль важна.

А то зайцы пробегут по огороду, петляя от рыжей плутовки, тетерева так вообще, только на крыше не сидят.

-Только Серебряного копытца не хватает, — шутит Анастасия Сергеевна, когда встречается с учениками бывшими и с коллегами.

-Вы помолодели прямо, Анастасия Сергеевна, — удивляются селяне.

-На свежем воздухе, — говорит Анастасия Сергеевна и улыбается.

Вот и сейчас, привычно перекрестив вслед убегающего в лес супруга, Тася вздохнула и пошла было в дом.

Потом вспомнила, что хотела сегодня стирку затеять, пошла в баню, чтобы подтопить печь и замерла, к бане вели следы…чужие…

Ероша недалеко ушёл мелькнула мысль, присмотрелась, кровь…Кто-то раненый. Забыв о всяком страхе и безопасности, дёрнула на себя дверь.

Федя…остолбенела Анастасия Сергеевна, потом пришла в себя, сыну, будь он жив, было бы пятьдесят два года, парню, что сидел на полу, прижимая руки к животу, было от силы тридцать.

-Кто вы?

Тот едва шевелил губами.

-Не выдавайте.

-Да кому, господи. Нужно врача, милицию.

-Нет, прошу вас…все за одно…Нельзя…

Ерофей Иванович, будто почуяв неладное, вернулся домой, забыл что-то, покликал Тасю свою, та выскочила из бани, замахала руками чтобы подошёл.

-Ероша…там…там…парень…я думала Федя, а там…он ранен…Парень оказалс яраненым в руку и избит, по сути ранение не тяжёлое, определил хозяин, но крови потеряно много…

Ерофей Иванович знал что рано или поздно они придут и к ним, он знал что творится там, в городах и сёлах, доходили слухи страшные и до них с Тасей.

Все следы замёл снегопад, будто и не было никого.

Они пришли на третий день, к вечеру.

-Здорово старик.

— Здравствуйте гости нежданные, заблудились никак?

Один, востроглазый, со шрамом на лице, так и зыркает, откуда -то его старик знает, вспомнил откуда потом, вида не подаёт.

А второй будто воспитанный, его Ерофей Иванович, интеллигентом про себя назвал. Сидят, чаи распивают, а сами так и зыркают глазами.

-А что, старик, гости часто бывают у тебя?

-Бывают, а как же.

-Свои все? Или чужаки забредают?

-Да всяко бывает, чужие-то редко, кого сюда в такую даль занесёт, да ещё и без лыж, и без транспорта, — говорит старик, намекая на гостей.

-Не хулиганят, браконьеры-то? — спрашивает Интеллигент, будто не замечая скрытого вопроса старика, как мол они такую дал попали пешком, и зачем.

-Так , а что они мне? Я же не при должности давно, так живём со старухой, привык в лесу.

А что, говорят стреляли тут, несколько дней назад,- спрашивает тот, со шрамом.

-Да кто его знает, ну может и стреляли, охотники может, хотя мы вроде ничего не слышали.

-Не против если мы осмотрим ваш дом и баню?

-Я не продаю, — усмехается старик.

-А мы и не покупаем, втыкает нож в стол тот, со шрамом. Иди, — кивает он Интеллигенту.

Тот осматривает все уголки в доме, выходит на улицу, поднимается на руках, заглядывает под крышу, уходит в баню.

Приходит и отрицательно качает головой, садится за стол.

-Кого-то ищете, ребята?

-Много будешь знать, старик, плохо будешь спать. Идём, — сказал он второму, — а ты забудь что мы здесь были.

-Кому же мне говорить, — усмехнулся старик, — разве лосям, да зайцам?

-А им особо не трынди.

Ушли гости, выдохнули старики, откинув искусно замаскированный вход ещё в одну комнатку старик, вошёл внутрь.

-Уходить мне надо, — шепчет раненый, — вас подставлю, лихие это люди.

-Знаю я кто это, этого со шрамом, ещё маленьким помню, ловил пару раз их, ещё щенками были, теперь видимо выросли, заматерели, но тебе сынок придётся рассказать всё.

-Прости, отец, не могу. Одно скажу не бандит я.

-А я и не настаиваю на том, чтобы ты мне секреты выдавал, но знать кое — что надо, чтобы сообразить к кому мне податься. Они вернуться, надо мне тебя вызволять

Долго проговорили раненый парень со стариком.

Продумали всё, конечно за домом в лесу следили, но ничего особенного не увидели.

-Да идём, Шрам,- говорит постукивающий модными ботиночками друг о друга тот. кого старик назвал Интеллигентом, — сдох уже давно тот мент, волки обглодают, да мыши, весной вытает из-под снега, никто не узнает.

-Нееет, я этого деда знаю, он ведь меня тоже узнал, да вида не подал. знает он что-то, надо караулить, встанет на лыжи, ты за ним поедешь, а я в гости наведаюсь ещё разок, бабку припугну.

Нельзя нам ошибаться, нельзя.

Но старик на лыжи, как говорил Шрам, не встал, как бы они не караулили, он всё так же ходил по двору, проверял кормушки, топил баню, жил своей обычной жизнью, то старуха его выскочит. Бельё развешает, то ещё что, а потом затопили печь и зажгли свет в окне.

-Поехали, Шрам, ну ё- маё. Время теряем.

Шрам плюнул, глянул ещё раз в сторону домика старого лесника двинулся в сторону большой, чёрной машины, стоящей под деревьями.

-Уехали, Миша. Как ты?

-Ой, тёть Тася, я из-за вас перенервничал, думал, а ну как сунутся.

-Ха, а мы бы их встретили, у меня тут есть уж чем оборонится, ты стрелать -то умеешь…- оборвалась на полуслове, поняла что не то ляпнула. Открылся парень, что милиционер он на задании, здесь в командировке, попался на уловку бандитов, вывезли в лес, а он убежал.
Вырвался и убежал.

-Будто вёл кто, — говорил Михаил, долго шёл, падал, вставал, вышел когда к жилью, думал деревня.

Сказал Михаил Ерофею кому позвонить и что сказать, ушёл старик незамеченным, а Михаил, едва вставши на ноги, замещал его, надев одежду старика.

Потому и не увидели бандиты старика,что было внимание ко двору приковано.

Приехали за Михаилом, забрали хорошие люди, нужные.

А как разобрался со своими делами, приехал парень кстарикам, это уже лето было.

Обмерла Анастасия Сергеевна, когда Фёдор в калитку вошёл, как если бы он до тридцати лет дожил бы…

-Миша, — поздоровался старик, — вон какой ты бравый.

-Я поблагодарить вас приехал… Дело раскрыто, бандиты пойманы. А это мои товарищи, не отпускают одного…Мне домой нужно возвращаться.

-Проходите проходите, мы рады гостям

Накрывает стол на улице, под липой, что стоит во дворе, Анастасия Сергеевна, говорят неслышно мужчины о чём -то, а Анастасия Сергеевна, нет- нет, да бросит взгляд в сторону Михаила ну вылитый Федя…

Тридцать лет мать его не видела, да разве материнское сердце обманешь? Но как? Как такое возможно?

— Анастасия Сергеевна, вы так смотрите на меня подозрительно, — смеётся Миша.

-Я? подозрительно? Нет, что вы, Михаил…как вас по отчеству?

-Николаевич, — улыбается Миша, — а по-настоящему, ну по-правильному или как сказать, я Фёдорович. Мама мной беременная была, когда папа пропал, он откуда-то из этих мест…

Сначала она думала что он просто сбежал, а потом узнала…Он в море ходил, в загранку, говорят узнал что-то. Маме не сильно рассказывали, так отрывочные сведения они же не расписанные были.

Меня отчим усыновил, когда мне пять лет было…

Анастасия Сергеевна и Ерофей Иванович молча смотрели на Михаила.

-А фамилия, — выдавил старик, — как фамилия отца?

-Кононов, — удивлённо сказал Михаил и замолчал, вы же…Кононовы…Вы…Вы…

-По всей видимости да…

-Вот почему вы на меня так смотрели.

-Да, Миша, я первый раз увидела и чуть не закричала. Почему? Почему мы ничего не знали о тебе? Почему твоя мама никогда не дала нам знать о себе.

-Отец не знал о том что я есть…буду. Мама не знала ничего, только имя, отчество и фамилию, они только собирались поехать к вам, в***.

-Почему же она не приехала, столько лет потеряно….

-Тася, сама подумай, как бы она поехала…

-Да мы… разве мы звери, Ероша…

Гости обескураженно смотрели на Мишу и стариков.

-Это что? Вы внука спасли получается?

-Да, ответили все трое в голос.

Надо ли говорить что счастью стариков не было предела. И мама Мишина приезжала в гости, и они ездили.

Однажды Анастасии Сергеевне приснился сын, Фёдор. Молодой красивый, в форме морской, такой как она видела его последний раз. стоит улыбается и машет.

Успокоился, -поняла мать,- успокоился…

Источник: nu-i-nu.site

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector