Украденное счастье

— Слава! Наконец-то ты взял трубку! Где вы? – Ольга почти кричала. Прошло уже больше трех часов с тех пор, как Вячеслав, ее бывший муж, забрал на прогулку их совместную дочь, Катюшку. В город еще неделю назад пришли морозы и, одевая дочку, Ольга предупредила, что через час ребенка кормить, да и холодно гулять долго.

— Мы уже далеко. Не ищи нас. Живи, как знаешь. Ребенка ты больше не увидишь.

Оля растерянно опустила телефон, где бились короткие гудки. Что он сказал? Чушь какая-то! Она снова набрала номер, но дозвониться больше не получалось. Она заметалась по квартире. Что происходит? Почему он так поступает? Ведь разводились они спокойно, без всяких претензий. Да и какие тут претензии? Ольга поморщилась, вспомнив тот день, когда вернулась раньше с работы.

Беременность была непростой и даже на поздних сроках ее мучил токсикоз. Она уже ушла в декрет, но, переживая, как справятся без нее сотрудники, продолжала хотя бы пару раз в неделю появляться в офисе и в магазинах. Она заказывала цветы сама, никому не доверяя этот процесс, а учитывая то, что впереди были весенние праздники, работы хватало. Фирму свою она нянчила как ребенка. А как иначе, если начинала с маленького ларька на местном рынке и постепенно вырастила то, что имела сейчас. Оптовые поставки, восемь магазинов и большой салон, который занимался свадебными аксессуарами из живых цветов. Конечно, она сильно уставала, но работа всегда для нее была воздухом, без которого она жить не могла. Муж ворчал, недовольный тем, что она слишком мало времени проводит дома, но при этом не возражал, когда на доходы от фирмы они ездили отдыхать или покупали ему новую машину.

Когда Ольга забеременела, Слава обрадовался. Наконец-то! Она сядет дома и будет заниматься ребенком. Но, Ольга решила по-своему. Устроив все таким образом, чтобы не сильно утомляться, она продолжала работать, отмахиваясь от претензий мужа.

— Слава! Ребенок родится – тогда и поговорим. Я не больна, чтобы лежать целыми днями. Да я с ума сойду, если буду все это время просто смотреть в потолок и ничего не делать!

— Займись другими делами. Столько всего подготовить надо!

— Что подготовить? Мы не в эпоху тотального дефицита живем. Я за час все куплю в ближайшем магазине детских товаров.

Она понимала, что Славе, который всегда работал на одном и том же автотранспортном предприятии, непонятны ее мотивы. Он никогда не имел ничего своего, поэтому не знал, как тяжело дается это самое «свое». Жили они в квартире, которая досталась Ольге от родителей. Славик был поздним ребенком, которого воспитывала одна мама. Ольга досматривала свою свекровь и для нее стало полной неожиданностью, когда перед самой кончиной, та призналась, что квартиру свою подарила племяннице.

— Ты не серчай, Олюшка! У девочки никого нет, только я и осталась. А Славик пристроен, все у него хорошо. Ты очень сильная. Ему такая и нужна.

«Девочка» за все время, пока болела тетка, появилась у нее пару раз от силы, оставив все заботы Ольге. Она знала, что Оля наняла медсестру, которая ухаживала за свекровью и сменяла ее, когда было нужно. Так чего переживать?

— Я и не думала сердиться. Это с сыном вам нужно было поговорить.

— А он согласился. Мы разговаривали.

Именно тогда Ольга поняла, в чем была причина того, что Славик категорически отказался появляться у матери, отговорившись тем, что не может смотреть на ее страдания. Лезть во все это Оля не стала, оставив все как есть. Проводив свекровь, она старалась, как могла, поддерживать мужа. Ведь он теперь остался совсем один. С двоюродной сестрой общаться он отказался, а больше родственников, кроме еще одной старенькой тетки, которая жила в другом городе, у них не было.

Тем более странным стало для нее то, что произошло.

В тот день, вернувшись с работы раньше времени, она открыла двери своими ключами. Славик на работе, а значит у нее есть время, чтобы отдохнуть и что-то приготовить на ужин. Скинув с ног туфли, она хотела уже было идти в спальню, но увидела кроссовки мужа, что валялись посреди коридора рядом с… чужими туфельками. Ольга озадаченно уставилась на них, ничего еще не понимая, а потом прошла по коридору и толкнула дверь в спальню. Дальше она почти ничего не помнила. Не помнила, как захлопнула дверь, не помнила, как дошла до кухни, не помнила, как сама набрала номер скорой. Очнулась она уже в роддоме, когда ее крепко взяла за руку крупная, очень яркая и красивая, женщина, и скомандовала:

— Рожаем! Рано ты, но что ж делать!

Инга Альбертовна. Врач от Бога и посланный, видимо, именно оттуда прямо к Ольге. Ведь, благодаря ей, Катя появилась на свет.

— Что ж ты, маманька, так себя не поберегла? Восемь месяцев очень нехороший срок. Хорошо, что девочка у тебя. Нервы?

Ольга кивнула, не чувствуя, как по щекам текут слезы.

— Забей на нервы от мужиков! Вон, какая красотка! У тебя теперь есть, ради кого нервничать по делу. Хорошая девка получилась!

С Ингой Ольга сошлась как-то сразу и без особых раздумий, хотя обычно людей к себе подпускала очень сложно и с оглядкой. Исключением стали только двое. Славик и, вот теперь, Инга.

Вячеслав появился в роддоме к выписке. Ольга не знала, как смотреть ему в глаза. Но, его, похоже это никак не смущало. Деловито расставив все по своим местам, он объявил, что уходит от нее, так как нашел новую «любовь».

— А мне почему ты об этом раньше не сказал? Давно все это?

— Да.

Ольга удивленно смотрела на мужа. Ведь ни тени раскаяния, ни малейшего сожаления… Ему совершенно все равно, что она чувствует. Он даже доволен тем, как все сложилось. Не нужно объясняться. И с этим человеком она прожила почти десять лет… Родила дочь… Дочь! Ольга поняла, что ее теперь мало волнует, как и что будет дальше со Славой. У нее есть чем заняться.

Позже, в суде, Вячеслав никак не оспаривал то, что место жительства ребенка определили с Ольгой, назначив ему алименты. Он соглашался со всем и сразу. Ольга засунула подальше свою растоптанную гордость и решила, что для девочки будет лучше, если она будет знать, кто ее отец. К слову, отцом, Славик оказался лучшим, чем мужем. Он с удовольствием проводил время с дочкой, стараясь уделять ей как можно больше внимания. Скоро вошло в привычку то, что Слава приезжал после работы, чтобы погулять с ребенком, освободив Ольге лишний час для работы. Катюшка радостно гулила, обнимая отца, а Ольга старалась не думать о том, что все могло быть иначе.

Она знала, что Славик живет у своей новой возлюбленной. Город у них был не такой большой и скоро нашлись люди, которые пытались рассказать Ольге о том, что происходит в жизни ее бывшего мужа. Но, она твердо и сразу пресекла все подобные попытки. Зачем тащить в свою дальнейшую жизнь то, что нужно забыть? Кому будет лучше, если она все время будет жить прошлым? Уж точно не ей, и не Кате.

Ольга снова схватила телефон. Да, что она в самом деле?! Надо выключить эмоции, они ей сейчас не помогут! Инга ответила после третьего звонка.

— Только что из операционной, — коротко бросила она, зная, что Ольга все поймет. – Что-то случилось, Оль?

Выслушав сбивчивый рассказ подруги, Инга коротко бросила:

— Перезвоню!

Через час в области был объявлен план-перехват, но результатов это никаких не дало. Как не принесли результата и поиски, которые организовали друзья Инги. У нее, одного из лучших врачей в городе, «свои» люди были почти везде.

— Ребенок – не иголка, Оль! Найдем! – пыталась успокоить она подругу, понимая, что слова ее звучат совершенно неубедительно.

К тому моменту они уже знали, что Вячеслав уехал из города вместе с Мариной, своей новой возлюбленной. Зачем и почему понадобилась им Катя – не знал никто.

Дни сменяли друг друга, складываясь в недели, а потом и месяцы. Ольга делала все, что могла, для того, чтобы найти своего ребенка. Поиски вели и официальные органы, и те люди, которых она наняла. Сама она съездила к пожилой тетке бывшего мужа, стояла на коленях, умоляя сказать ей, где ребенок. Но, то ли женщина ничего не знала, то ли не захотела помочь. Там Ольга ничего не добилась.

Катя снилась ей по ночам, звала ее, и Ольга просыпалась в холодном поту, не зная, куда бежать, где искать свою девочку.

Инга с тревогой смотрела, как мечется Ольга, а потом взяла ее за руку и отвела к своему старому приятелю, психиатру.

— Тебе нужна помощь. Или ты с ума сойдешь, так и не увидев своего ребенка.

Стало чуть легче. Ольга даже смогла снова вернуться к делам, ни на секунду не переставая думать о том, как и где искать ей ребенка. Она не понимала, как Славик мог так спрятаться, что его уже столько времени не могут найти.

Шло время. Месяцы сменялись годами. Каждый год, в день рождения дочери, Оля зажигала свечи и молилась о том, чтобы ее девочка вернулась к ней. За это время она объехала полстраны, хватаясь за малейшую ниточку, за отблеск надежды, но результатов так и не было.

Шестнадцатый день рождения Кати пришелся на субботу. Ольга, как обычно, заехала в храм, а потом вышла за ворота и села в машину. Домой ехать не хотелось. Она уже решила было, что поедет к Инге, как вдруг у нее в сумке запел телефон.

— Ольга Владимировна, кажется, есть!

Голос Сергея, приятеля Инги, который работал в полиции, Ольга узнала сразу. Она замерла, пытаясь понять, осмыслить то, что сейчас услышала.

— Сережа, повтори!

— Оль, включись! Я сказал, что кажется, мы ее нашли. Но, пока не впадай в панику. Все проверить надо.

— Где она? Жива? Здорова? – Ольга кричала так, что даже прохожие на тротуаре обернулись.

— Оглушила совсем! Чего ты так орешь? Во Владивостоке она.

— Где? – Ольга ошарашенно замерла, сжав телефон. – Как она там оказалась?

— Чтоб я так знал!

— Откуда информация, Сережа?

— От приятеля моего. Уехал туда работать и прислал мне данные. Ты его, наверное, не помнишь, а он искал твою Катерину вместе с нами еще тогда, когда она только пропала. Запомнилась она ему. Там история мутная, но похоже, что именно твою девочку нашел. Сама полетишь или попросить, чтобы прислал данные?

— Ты еще спрашиваешь! Сама, конечно!

— Договорюсь, чтобы встретил тебя.

Ольга летела через город в аэропорт, едва обращая внимания на знаки. Господи, пусть это будет она!

Звонок от Инги застал ее на полпути к аэропорту.

— Ты где? – подруга, как всегда, была очень конкретна и немногословна.

— В аэропорт еду, за билетами.

— Подожди меня там, я выезжаю.

— Зачем? – Ольга обогнала медленно плетущуюся фуру и прибавила скорость.

— Платочком тебе помашу на прощанье! – Инга усмехнулась и тут же вернулась к своему обычному, почти менторскому, тону. – С тобой поеду.

— Инга! Куда? У тебя же работа, все забито!

— Ничего страшного! Два дня погоды не сделают. Я уже договорилась. Одной не надо, Оль! Разреши мне помочь тебе.

Ольга стиснула телефон, стараясь не разреветься.

— Спасибо! Жду!

Сидя в самолете, они почти не говорили. Инга молча держала за руку Ольгу, прикусив на время язык. Все равно пока ничего неизвестно, а остальное все говорено-переговорено сотни раз.

Олег, приятель Сергея, встретил их в аэропорту и тут же коротко отчитался:

— Едем. Все в сборе сейчас. Там мой человек сидит, караулит. Хотя, это лишнее уже.

— Почему? – Ольга почти бежала к выходу.

— Долго рассказывать. Сами все увидите.

Олег вел машину по улицам, как заправский гонщик.

— Как вы узнали, что это моя дочь?

— Случайно. Если бы ваш бывший муж сам не рассказал, может никогда бы и не узнали. Сколько ребенку было, когда ее увезли?

— Два года почти.

— А сейчас шестнадцать. Барышня взрослая совсем. На вас похожа. – Олег мельком глянул в зеркало, встретившись глазами с Ольгой. — Боитесь?

— Очень…

Машина влетела на парковку и остановилась.

— Где мы? – Ольга вышла из машины и огляделась.

— Краевая больница. Точнее, онкологический центр краевой.

Увидев, как побледнела Ольга, Олег поспешил ее успокоить.

— С вашей девочкой все в порядке.

— Тогда кто? Слава?

— Да. Ольга, послушайте. Его зовут теперь иначе. Он каким-то образом сменил все документы и себе, и ребенку. И Катя ваша теперь не Катя.

— А как ее зовут? Звали?

— Соня. А мужа вашего – Роман. Девочка ваша знает его под этим именем. Точнее, теперь-то она уже знает, что ее звали по-другому, да и у папы было другое имя. Сложно это все.

— Откуда она знает?

— Он сам ей рассказал. И она сбежала.

Ольга ахнула.

— Недалеко удрала. Нашли сразу почти. Отец уже совсем плох. Пока девочку искали, его забрали сюда. Как я понял, он не сильно дочке рассказывал, чем и как болеет. Поэтому, когда она узнала, что ему осталось всего ничего, не ушла, осталась рядом. Так и сидит там пока. Так что, вы сами подумайте, как вам лучше будет с ней поговорить.

Ольга медленно кивнула, растерянно переглянувшись с Ингой.

— Оль, ты, главное, не бойся ничего. Самое страшное уже точно позади. – Инга крепко взяла под руку подругу. – Идем.

Ольга шла по коридорам, почти не чувствуя ног под собой. Неужели сейчас все закончится? Бессонные ночи, дикое напряжение, страх, что она никогда больше не увидит Катю… Как вести себя? Как не напугать девочку? Ольга на секунду остановилась.

— Оль, что ты? – Инга обернулась.

— А если я ее не узнаю… — Ольга закрыла лицо руками.

— Оля! Посмотри на меня! – Инга схватила подругу за запястья, пытаясь отвести руки от лица. – Тебе сейчас нельзя рефлексовать! Ты столько лет к этому шла, искала ее. Неужели тормознешь сейчас, сорвешься в истерику? Посмотри на меня! – голос Инги неуловимо изменился, и Ольга вдруг вспомнила эти интонации. Она отняла руки от лица и посмотрела на подругу.

— Сейчас скажешь – рожаем!

Инга недоуменно посмотрела на нее, а потом рассмеялась.

— Именно, так и скажу. Второй раз. Соберись уже! И, Оль…

— Что?

— Даже если ты ее не узнаешь сразу, матерью быть не перестанешь для нее, поняла меня?

Ольга кивнула и поспешила за Олегом, который ждал их в конце коридора.

Дверь в палату Олег открыл сам и вошел тоже первым, не пропустив вперед женщин. Ольга выглянула из-за его плеча и замерла. Зря она боялась, что не узнает Катю. Ее ребенок был так похож на бабушку, мать Ольги, и на нее саму, что даже встретив девочку где-то на улице, Ольга бы точно не ошиблась. Темноволосая, как у нее самой, голова, повернулась, и на Ольгу уставились два синих глаза.

«А глаза Славины…» — некстати подумала Ольга, разглядывая дочь.

Катя медленно встала, не сводя глаз с матери, а потом шагнула. Только не вперед, к маме, а назад, к окну. Ольга дернулась, но потом передумала. Легко не будет…

— Здравствуй, Оля…

Голос, прозвучавший в тишине палаты, Ольга узнала сразу. Повернувшись, она посмотрела на кровать. От Славы, который всегда был крупным, сильным мужчиной, не осталось почти ничего. Перед ней лежал высохший, изможденный человек, лишь отдаленно напоминавший ее бывшего мужа.

— Вот так меня жизнь приласкала. Рада?

— Нет.

— А я думал, что обрадуешься.

— Чему? Болезни твоей?

— Тому, что по заслугам мне досталось.

— Мне-то, что с этого? Как будто тем, что с тобой сейчас, можно заслуги твои отменить или время обратно вернуть. Скажи мне только, Слава, зачем? Я все эти годы понять не могла. Зачем ты забрал Катю?

— Отомстить хотел!

— За что, Господи? – Ольга изумленно ахнула. – Что я тебе сделала?

— Слишком всегда была. Слишком умная, слишком красивая, слишком успешная… Всегда лучше меня! Даже, когда разошлись, ни словом не обмолвилась, что вернуть меня хочешь. Жила себе дальше!

Злость, зазвучавшая в голосе Вячеслава, потрясла Ольгу.

— Вот я и решил, что заберу у тебя самое дорогое. Чтобы не жила больше, не дышала спокойно. Получилось ведь?

— Еще как… — Ольга еле прохрипела эти слова, не отрываясь глядя на дочь. Катя стояла у окна, вытирая слезы. Больше всего Оле хотелось сейчас подойти к ней и прижать, наконец, к себе. Но, она боялась, глядя, как дрожит девочка, переводя взгляд с нее на отца.

Рука Инги, которая легла ей на плечо, согрела и успокоила Ольгу. Не одна она. И бояться ей теперь уже точно нечего. Она в своем праве!

— Ты добился, чего хотел, Слава. Жизнь мне исковеркал, да и не только мне. А если совсем честно, то лишил меня ее начисто. Я ведь не жила все эти годы, а так, существовала. Держалась только тем, что увижу свою девочку когда-нибудь.

— Не увидела бы! Если бы я не позволил! – синие, как у дочери глаза, на лице Вячеслава, лихорадочно сверкнули. Это было единственное во всем его облике, что еще жило полной жизнью.

— Спасибо тебе, — Ольга перевела взгляд на бывшего мужа. – Правда. Спасибо! Что хотя бы сейчас ты понял.

— Что понял?

— Я не знаю. Может быть мою боль, но это вряд ли… А скорее всего, то, что ты не вечный и уходить туда с таким грузом страшно. Страшно, Слава? – Ольга вдруг выпрямилась и стала как будто выше ростом. Она смотрела на этого тщедушного человечка, что лежал сейчас перед ней, упиваясь своей злобой и жалела его. Удивлялась сама себе, но жалела его всем сердцем. Ведь прожить жизнь так, как это сделал он, действительно страшно! И уходить так, в боли и страданиях, задыхаясь от ненависти… Господи! Да что это она?!

— Я прощаю тебя, Слава.

Слова растворились в воздухе, затронув всех, кто находился в палате. Судорожно выдохнула за спиной Ольги Инга, покачал головой Олег, поперхнулся чем-то невысказанным Слава, а Катя вдруг оторвалась от подоконника и шагнула навстречу Ольге.

— Ты моя мама?

Они сидели в коридоре, крепко обнявшись и говорили, говорили, не смолкая и не обращая внимания на то, что происходило вокруг.

— Я знала…

— Что?

— Что Лена – это не ты. Не моя мама.

— Кто такая Лена?

— Ее, кажется, Мариной раньше звали. Мне так сказали. Жена отца. Она меня воспитывала, пока отец ее не выгнал.

— Сколько тебе было, когда она ушла от вас?

— Двенадцать. Потом мы жили сами.

— Она тебя обижала?

— Нет. Никогда. Даже любила, наверное, по-своему. Но, я знала, что она не ты.

— Откуда?

— Не знаю. Просто чувствовала. Я помню…

— Что?

— Вот это! – Катя переплела свои пальцы с пальцами Ольги и повернула ладонь. Руки замкнулись в замок. – Ты так делала?

— Да! – Ольга изумилась. – Ты не можешь помнить! Тебе было чуть больше года!

— А я помню! – упрямо повторила Катя. – И песню твою помню!

— Какую?

— Про кота… Слова не помню почти, но…

Ольга прижала к себе дочку и запела:

— Котя, котя, коток…

— Да! Это она! – Катя прижалась к матери.

— Расскажи мне, как вы жили?

— Хорошо. Папа меня любил. Ты не волнуйся, он всегда делал так, чтобы мне было хорошо. Заботился… — Катя вдруг всхлипнула, и Ольга испуганно вздрогнула. – Мам, а он ведь… Это все?

Ольга задохнулась, услышав первый раз, спустя столько лет, обращение, о котором мечтала все это время. Но, тут же взяв себя в руки, ответила:

— Не знаю, Катюша. Но, постараюсь узнать. И сделать все, чтобы ему стало легче.

— Спасибо…

Катя какое-то время сидела тихо, перебирая пальцы матери, а потом подняла глаза.

— Так странно! Никогда мне не нравилось имя Соня! А теперь – раз! И стала Катей, Екатериной… Мне нравится!

— Ты ею и была всегда. Я тебя назвала в честь моей мамы, твоей бабушки. Она очень хотела увидеть тебя, но чуть-чуть не дождалась.

— Расскажи мне про нее. И про себя. Обо всем расскажи!

Вячеслав ушел через два дня. Последние сутки он метался в полубреду, не узнавая ни бывшую жену, ни дочь. Ольга с Катей постоянно были рядом, но ничем не могли ему помочь. Инга, поговорив с коллегами, лишь покачала головой.

— Ничего нельзя уже сделать, Оль. Только ждать. Недолго…

И они ждали. Рано утром, на рассвете второго дня, Вячеслав вдруг открыл глаза и позвал Ольгу.

— Прости меня… За все прости, слышишь?

— Слышу, Слава, слышу. – Ольга взяла бывшего мужа за руку. – Я же тебе уже сказала. Прощаю тебе все, что ты сделал! Иди и ничего не бойся. Главное, сам себя прости теперь, если сможешь.

— Катя…

— С ней все будет хорошо!

— Спасибо…

Через час его не стало и Катя, которая сидела рядом с матерью, задохнулась от боли, уткнувшись в колени Ольги.

— Плачь, моя родная, плачь! Так легче… — Ольга обняла дочку.

Через несколько дней они улетели домой.

Катя окончила школу и, не без помощи Инги, поступила в медицинский.

— Если руки из того места, возьму тебя к себе. Буду смену готовить. Я ж уже старая!

— Мне бы такой быть в старости! – Катерина рассмеялась, глядя на подругу матери.

— Лучше будешь! Хоть это и не просто! Такая красота родится лишь однажды! – Инга подбоченилась. – А вот профессионала я из тебя точно сделаю, если не передумаешь и замуж не выскочишь.

— Не передумаю! – Катя насупилась. – Какой замуж? Я учиться хочу!

— Слышали мы эти сказки! – Инга усмехнулась.

Принимая через три года первого ребенка Катерины, она балагурила, стараясь отвлечь Ольгу.

— И эта паразитка мне серьезно так заявляет: «Какой замуж?! Учиться буду!». Ну, ты подумай, а? Тужься! – она сурово глянула на Катю и тут же улыбнулась. — Не пыхти попусту!

Ольга онемевшими пальцами сжимала руку дочери.

— Мамаааа! – Катя орала не стесняясь.

— Тут твоя мама! Никуда уже не денется! Чего так орать-то? – Инга деловито делала свою работу, изредка подглядывая на Ольгу. Держится, молодец! – Тужься еще! Почти все! Вот она!

Приняв Катину дочь, она подмигнула Ольге:

— Еще одна девка!

— И хорошо! — Ольга разгладила еле видные морщинки на лбу дочери, убирая мокрые волосы.

Катя закрутила головой, пытаясь разглядеть ребенка, и тут же откинулась на подушку, счастливо улыбаясь, когда услышала, как заплакала ее дочь.

— Такая же горластая, как и ты была! – Инга показала Кате ребенка. – А красотка будет – лучше вас с мамкой! Точно тебе говорю! Пусть будет счастливой и любимой…

— Дай Бог! – Ольга вытерла глаза.

— Дай Бог! – эхом повторила за ней Катя, проведя пальцем по щечке своей девочки.

Источник: mirdevchat.site

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector