«Серые глаза…»

— Юрий Матвеевич, вы мне машину разрешили свою взять, а водителя не могу найти. – Снабженец, заглянувший в кабинет главного инженера, выглядел беспомощным и ждал спасительно ответа.

— А чего его искать? В плановый загляни, наверняка там.

— А-ааа, — снабженец хлопнул себя ладонью по лбу, — точно, у Нели сидит, понял спасибо, Юрий Матвеевич.

— Да не за что, уж вся контора знает, где Сергея искать.

Водителя, который был закреплен за главным инженером, и правда, можно было чаще всего увидеть в кабинете у молодого плановика Нели Масловой. Ровная челка, собранные на макушке волосы и большие серые глаза, на которые все обращали внимание. Но самый первый человек на предприятии, кто выделил эту хрупкую девушку, был Сергей, водитель главного инженера, молодой, холостой, высокий и задумчивый.

Он садился на стул, стоявший почти у самой двери, и гипнотизировал девушку взглядом.

– Зачем пришел? – Спрашивала она.

— Просто так, посмотреть в твои серые глаза.

— Некогда мне, видишь, работаю.

— А я не мешаю. Могу молча сидеть.

Неля уже привыкла к таким визитам и спокойно работала, не обращая внимания на скромного водителя. Она привыкла, когда кто-то заходил из конторских и, кивнув на дверь, говорил: — Поехали.

Сергей вставал, еще раз взглянув на девушку, исчезал за дверью. Он не засиживался в гараже с мужиками, он шел к Неле, и не было ему дела до того, кто и что сказал. Еще иногда приносил что-нибудь сладкое, иногда дефицитные дорогие шоколадные конфеты. Молча оставлял на столе и уходил. Пару раз предлагал сходить в кино, но девушка отказывалась.

Так тянулись дни и месяцы. Все знали, что Серега, водитель главного, неравнодушен к молодой плановичке с красивыми глазами.

— Неля, ухажер-то у тебя настырный, так, глядишь, и до ЗАГСа доведет, — кадровичка Нина Мироновна, подмигнула, высказав свое предположение.

— Да что вы, даже не думаю, и вообще не нужен он мне.

— Ой, не скажи, он ведь от тебя не выходит.

— А что я сделаю, силой что ли выгонять… главному может нажаловаться…

— Сама смотри, Сережка-то вроде не плохой, молодой, а серьезный.

Неля морщила свой аккуратный носик, показывая, что ей все равно, цокала каблучками по коридору, здороваясь с коллегами. Когда она спускалась в цех и шла мимо станков, молодые работяги оглядывались на нее, наблюдая, как колышутся в такт шагам ее светло русые волосы.

— Не надоел он тебе?

— Кто?

— Сама знаешь, кто. Серега с «буханки».

Молодой слесарь Сашка был Нели почти роднёй, являясь женихом двоюродной сестры Нели. Только об этом на предприятии никто не знал. В глазах Нели мелькнул озорной огонек. – А что делать? Куда деваться? Наверное, пока замуж не выйду, не отстанет.

— Ну так ты скажи, что у тебя жених есть, может, успокоится.

— Ну, вот ты и будешь женихом!

— А Светка не обидится? — Сашка сразу подумал о своей невесте, двоюродной сестре Нели.

— Да я сама ей расскажу, она поймет. Сегодня на служебный вместе пойдем, он всегда там главного ждет, пусть видит.

Сашка почесал затылок. – Ну, смотри, я не против помочь, если ты, конечно, хочешь, чтобы и правда отстал. А то может он тебе нравится…

— Договорились же, — оборвала девушка.

Сказанные Нелей слова о замужестве совершенно не обескуражили Сергея, он совсем не удивился, а только сказал: — Не верю.

Неля пожала плечиками и равнодушно уткнулась в бумаги.

А вечером все так и произошло. Сашка обнял девушку и на глазах у Сергея чмокнул в щечку. Так в обнимку они и пошли к автобусу. Единственное, о чем жалела, что не увидит реакцию Сергея на следующий день, потому что уходит в отпуск.

На работу она вышла через месяц. Бодрая, посвежевшая и, кажется, стала еще красивее. В отпуск они ушли в один день с Сашкой, и она успела погулять на их со Светкой свадьбе.

В конторе все было как обычно. На своем месте стояла служебная машина главного инженера. На втором этаже в приемной слышался стрекот печатной машинки «Ятрань», — наверняка, секретарша Галя усердно строчила очередной приказ.

Она оглядела рабочий кабинет, сняла красный плащик, оставшись в светлом платье, потом заглянула к начальнику планового, взяла новое задание. Ближе к обеду почувствовала что-то необычное, словно чего-то не хватало в ее привычном рабочем процессе, подняла свои красивые серые глаза и посмотрела на дверь. Потом встала, подошла к окну, откуда хорошо просматривалась вся территория. Возле машины главного инженера вместо светловолосого Сереги стоял долговязый темненький паренек и старательно протирал стекла.

Это было так неожиданно, что она отошла от окна, и наконец, поняла чего же не хватает сегодня. За полдня Сергей ни разу не заглянул к ней. Она вспомнила, как они с Сашкой на глазах Сергея повели себя как влюбленная парочка… «Неужели он поверил?» — Подумала Неля. И только сейчас ей стало неловко, даже стыдно за свой поступок.

Перед обедом заглянула в отдел кадров к Нине Мироновне и невзначай поинтересовалась новеньким.

— Так это новый водитель Юрия Матвеевича. Сережа-то уволился…

— Как уволился? Почему?

— Так он на БАМ уехал.

— Когда?

Нина Мироновна задумалась, что-то подсчитывая в уме. – Погоди, кажется, сегодня. Да, вот наверное, через час поезд, с вокзала их торжественно провожают. А ты разве не знала?

— Так я же в отпуске была.

В следующие минуты Неля даже не понимала, что ею руководит, не осознала еще, и совершенно неважно стало, что о ней подумают.

— Юрий Матвеевич, пожалуйста, дайте вашу машину, мне на вокзал срочно надо, прямо сейчас, — она смотрела умоляюще.

— Что у тебя стряслось, Маслова?

— Мне надо Сергея увидит… ну который у вас водителем работал.

— Вот тебе на! То как скала неприступная, а то вдруг увидеть… не поймешь вас, молодых. Ну, бери, раз надо.

Она бежала по перрону в светлом платье, держа в руках красный плащик, потому что день выдался теплым. Группками стояла молодежь, рядом провожающие. Вот парень играет на гитаре, поет про туманы. А дальше «рвется» из магнитофона голос Высоцкого, кто-то плачет, кто-то смеется: — Да не на вoйну же провожаем! Это же комсомольская стройка! Это же БАМ!

Неля ищет глазами, в надежде увидеть Сергея, хотя уже почти отчаялась найти в толпе знакомое лицо.

Он первым увидел ее, пошел навстречу, оставив на минуту родителей и младшего брата. Она почти наткнулась на него. – Сережа! – Запыхалась от быстрой ходьбы и волнения. – Сережа, я хотела тебе сказать, что тогда с Сашкой – это всё неправда. Это просто ерунда какая-то, я не подумала тогда… Сашка мне родня, он теперь муж моей двоюродной сестры, я даже на свадьбе у них была, вот…

Он не сказал ни слова, легкий ветерок трепал светлые волосы, безотрывно смотрел в ее серые глаза, словно стараясь запомнить. А она ждала хотя бы слова, хотя бы улыбки. А он был серьезным, даже не пытаясь улыбнуться. Наконец произнес, может самые главнее для них обоих слова: — Ты приедешь ко мне?

— Что? – Неля была обескуражена вопросом и потому переспросила.

— Ты приедешь ко мне?

Она еще несколько секунд молчала, потом кивнула. И не надо было больше слов и объяснений, в этот момент обнял ее и так хотелось поцеловать впервые в жизни… но рядом стояли родители и стеснение охватило обоих.

***

Полгода они переписывались. И в каждом письме Сергей вспоминал ее серые глаза. Он приехал в отпуск ненадолго. Но за это время они успели сделать праздничный вечер, на котором были родители и самые близкие родственники. А уже там, на БАМе, расписались. В небольшом таежном поселке родился их первенец, потом дочка. Через пять лет вернулись в родной город, оставшись в нем теперь уже навсегда.

***

— Ой, бабуля, как это все романтично! Неужели это все с тобой было?

— Да что уж там романтичного, ничего особенно, я тебе все вроде по-простому рассказала.

— Нет, бабуля, это очень романтично, и я бы написала это все загадочно, интригующе, с долей романтики…

Нелли Андреевна (именно так звучит ее полное имя, хотя по молодости на работе все звали просто Неля) поставила чайник, достала любимый сервиз. Вместо светлой челки – легкие локоны короткой стрижки, вместо хрупкой фигурки – приятная полнота. Но глаза – такие же красивые серые глаза.

Дверь в прихожей открылась. – О-оо, дед пришел! – Девушка пошла встречать.

— Вот так гостья у нас! Аришка, ну иди, обниму.

— Деда, привет! А мне бабуля такую историю рассказала, а я так это все красиво представила, ну прямо сплошная романтика!

— Что за историю?

— Ну, про то, как ты на БАМ уезжал, как бабушка на вокзал примчалась, проводила тебя.

— А-ааа, помню, прибежала, на шею мне бросилась, возьми, говорит с собой…

— Ну что ты придумываешь, седая твоя голова! – Нелли Андреевна, подбоченясь, с укоризной смотрела на мужа, заметив улыбку на его лице. – Не было такого, дорогой ты мой, муженек!

— Ну уж и приукрасить нельзя!

— Да Аришка уже приукрасила. Садитесь-ка лучше за стол, сочинители вы мои.

— Не, бабуля, — Ариша встревожилась, — а то, что ты сначала дедушке отказала и даже пошутила – это правда?

— Правда, внучка.

— А то, что на вокзал успела приехать – правда?

— Тоже правда! – сказала Нелли Андреевна

Сергей Николаевич обнял внучку: — И то, что глаза у тебя бабушкины – это тоже правда. Такие же красивые серые глаза…

Автор: Татьяна Викторова

Источник: ilimos.ru

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector