«Ты точно мой папа?»…

Это было двадцать лет назад. В маленьком городке люди давно обратили внимание на одну молодую женщину с ребенком. Каждый день она куда-то ходила, ведя за руку своего пятилетнего сынишку. Сама она была одета более-менее опрятно, а мальчик был в грязных штанишках с вытянутыми коленками, в изношенной куртке с длинными рукавами и старых ботинках.

Ребенок едва успевал бежать за мамой, которая не шла, а буквально летела по улице, сердито матерясь и нервно дергая сына за руку. Люди искоса смотрели на безумную мамашу, но никто ни о чем ее не спрашивал. Один лишь раз пожилая женщина, увидев, как мать прямо посреди улицы с остервенением бьет своего малыша за то, что он упал в лужу и испачкался, не сдержалась и стала ругать девушку.

– Лидка, да ты что, ненормальная? Да зачем ты так бьешь-то его, что он тебе сделал? Это же ни в чем не повинный ребенок!

– Неповинный, говорите? – девушка со злостью посмотрела женщине в глаза. – Да он мне всю жизнь искалечил. Из-за него я не могу работу нормальную найти, мужа у меня нет, денег, нет нормального жилья. Есть только он и куча проблем из-за него. Это не ребенок, а просто дьявол какой-то!

– А зачем же ты тогда рожала его? – растерянно спросила женщина, но Лида, не слушая, схватила сына за руку и быстро потянула плачущего ребёнка за собой.

Кое-кто из односельчан знал, что Лида осталась одна в доме своей бабушки. Мама Лиды умерла еще совсем молодой, оставив свою дочку на попечение родителей. Потом их тоже не стало. Шестнадцатилетняя девушка, оставшись одна в большом доме, забросила учебу, стала водит к себе веселые компании, состоящие из подозрительных типов. От кого-то из них и «залетела». Этот парень обещал жениться на ней, но обманул и просто исчез, как исчезают корабли в прибрежном тумане.

Лида родила мальчика, и одна вернулась с ним на руках в пустой дом, где ее никто не ждал. После родов врачи заметили у молодой мамочки психические отклонения. Ее поведение было довольно странным, и к ней направили психиатра. По совету врача девушка поспешила оформить себе группу инвалидности.

К мальчику, которого назвала Витей, она относилась по-разному. Кормила его, купала, стирала одежду, но иногда в приступах ярости все вещи разбрасывала по полу и подолгу рыдала, лёжа лицом в пол и тарабаня по нему кулаками. А утешение молодая мамочка находила в шумной компании с неизменной рюмкой водки в руке. Собутыльники видели, что в доме есть все – мебель, посуда, техника, и как только Лида забывалась в пьяном сне, что-то потихоньку выносили из дома, что тут же, сплавляли по бросовой цене.

Сама Лидия сначала с пьяных глаз и не замечала, что в серванте уже нет тарелок и дорогих сервизов, пропала соковыжималка. Но когда исчезла стиральная машинка, — это сложно было не заметить! Вещь нужная! Вот тогда Лида очень разозлилась.

– Вы что, за дуру меня имеете? – запыхавшись, Лида прибежала к Василию, своему приятелю. – Кто машинку вынес?

– Какую еще машинку? – удивлённо построив брови домиком, и нагло ухмыляясь заявил «дружок», и грубо вытолкал Лиду за дверь. – Пить надо меньше! И за сыночком своим смотри, а то еще с голоду подохнет с такой мамашей! Иди отсюда!

Дома Лида горько расплакалась, а когда Витя подошел к маме и попытался вылезть к ней на колени, она резко оттолкнула мальчишку.

– Чего ты хочешь? Любви, ласки моей хочешь? Я тоже этого хочу, но мне никто ничего не дает. Может, яблочка хочешь, сынок? На, возьми, подавись! – Лида сердито швырнула яблоком в сторону сына. Мальчик, испугавшись, быстро залез под кровать.

На следующий день Лида, охладив свой пыл, легла спать на одной кровати с сыном. Нежно прижимаясь к матери, мальчик быстро уснул.

Такое отношение матери не могло не повлиять на психику ребенка. Он был нервным, чересчур активным, ему все было интересно – где что лежит и с чем его едят. За любопытство Вите часто перепадало от матери. Он часто плакал и впадал в истерики.

Вскоре Лида совсем запустила свой дом – перестала убираться, стирать, готовить. Продала кое-что из мебели. Телевизор и холодильник у нее украли те самые типы, с которыми она пила. Знала, что это они сделали, злилась, и всё равно снова и снова звала их в дом. Хотя домом это уже нельзя было назвать – все было грязным, запущенным, на карнизах над окнами висели пожелтевшие от солнца грязные занавески. Дом превратился в мусорную свалку. Сын Лиды, словно обезьянка, старался хоть что-то украсть с грязного стола, а потом прятался в потайном углу платяного шкафа. Постельное белье Лида не меняла по несколько месяцев.

Соседи, которые вынуждены были наблюдать, как женщина стремительно деградирую сама как личность, губит своего маленького сынишку, не могли оставаться равнодушными наблюдателями и обратились в социальные службы. Однажды к молодой мамаше в дом пожаловали «гости» из соцопеки. Пришли они, конечно совершенно для Лиды неожиданно. Отметив, что ребёнок живёт в антисанитарных условиях, в холодильнике нет ничего из того, что можно есть малышу и что в доме за неуплату отключен свет, соцработники забрали ребенка в детский дом.

Лида совсем не убивалась за сыном, не плакала, не умоляла его оставить – она отдала его легко и спокойно.

-Теперь моя жизнь изменится к лучшему. Жить мне станет намного легче. А государство о мальчике позаботится! — уверенно говорила она людям, которые с осуждением смотрели на неё.

И она действительно, спокойно жила своей жизнью, ничуть не беспокоясь и не вспоминая о сыне. Искала себе работу, помогала людям по хозяйству, чтобы заработать и купить себе что-то из еды. Официально на работу ее никуда не брали. Иногда она стояла на рынке, продавая выкопанные с чужой клумбы цветы. Постепенно Лида, хоть и не бросила пить, но все-таки собрала деньги на подключение света.

***

Шли годы. Женщина своими силами сделала в кухне небольшой ремонт. Мужчины, которые иногда к ней приходили, совали ей в руки мелкие купюры и уходили. Но помочь с ремонтом никто не хотел. И замуж ее никто не звал.

Витя, сын Лиды, вырос и, выйдя за стены детского дома, начал свою взрослую жизнь. Отслужил в армии, устроился на работу. Получил комнату в общежитии от завода, на котором работал, постепенно накопил денег и купил небольшую квартиру в ипотеку. Встретил свою любовь. И всё у него было хорошо. Лида даже не подозревала, что из того «несносного мальчишки», как она его когда-то называла, вырастет такой красивый, сильный и трудолюбивый парень! Со стержнем.

У Виктора часто возникало желание увидеть свою мать, узнать как она живёт… И однажды он все-таки решился. В паспорте было указано место его рождения, и Витя, наведя справки и уточнив все детали, отправился в тот самый город, где жила Лида. Спросив у людей, где находится нужная ему улица, Витя нашел тот дом, в котором двадцать лет назад он жил со своей матерью.

Но домом это нельзя было назвать – гнилые стены с осыпавшейся штукатуркой, выбитые стекла и выгоревшие от солнца, давно некрашеные двери. Возле дома виднелась пристройка, не идеальная, конечно, но более-менее пригодная для жилья. На крыше виднелась черная дымоходная труба.

Виктор зашел во двор. Двери в пристройку были не запертыми, внутри — бардак, остатки пиршества на столе, окурки на грязном полу.. Походив по двору, Витя никого не нашел. И вдруг он почувствовал какое-то движение, из-за угла дома выглядывал какой-то мальчишка. Витя подошел к нему. Мальчик весь прямо сжался, испуганно глядя на чужого дядю.

– Ты чего, не бойся! Ты живешь здесь? – спросил Витя.

Мальчик кивнул.

– А маму твою как зовут?

– Лида. Только ее нет дома. Когда вернется, не знаю.

– А зовут тебя как? Сколько лет тебе, знаешь?

– Меня Андрюшей зовут, и мне уже скоро шесть лет. А ты кто?

Не зная, что ответить, Витя спросил:

– А ты кушать хочешь? Смотри, что я тебе привез! – парень достал из пакета домашние пирожки с капустой, конфеты, йогурт. – Бери, угощайся!

Мальчишка схватил пирожок давно немытыми ручонками и стал его есть, жадно запихивая в рот.

– А вы с мамой вдвоем живете?

– Да, и мама очень сердится, что у меня нет папы, бьет меня. — всё ещё продолжая жевать, ответил малыш, не в силах оторваться от еды.

– А ты любишь свою маму?

– Нет, не очень. — уверенно замотал головой ребёнок — Она пьяная всегда.

Витя смотрел на мальчишку, вспоминая некоторые, еще не стертые из памяти эпизоды своей жизни. Он понял, что разговаривает сейчас со своим родным братом. Но зачем его мать родила, кому, для кого – этого Витя не понимал. Он заметил собственное сходство с этим мальчиком – у них обоих были большие темно-серые глаза, светлые волосы, немного заостренные носы.

Неожиданно мальчик спросил:

– А ты кто – мой папа, да?

Витя, присев на корточки, взял мальчика за руку и заглянул ему в глаза:

– Да… Ты поедешь со мной туда, где я живу?

Мальчишка с недоверием посмотрел на него и выдернул руку.

– Ты врешь. Ты не заберешь меня отсюда. Я останусь один, а мамка вечером придет пьяная и снова будет бить меня. — его серые глаза быстро наполнились слезами.

– Я не вру, давай, вытирай слезы и собирайся! Поедем с тобой в мой город, далеко-далеко.

Андрей со всех ног побежал в комнату собирать свои нехитрые пожитки. Витя отправился за ним. Открыв ящик старого комода, он нашел документ – свидетельство о рождении. Матерью Андрея была указана Лидия Шумейко, а в графе «Отец» стоял прочерк. А отчество у мальчика, как ни странно, было Викторович. «Надо же, – ухмыльнулся Виктор, – все, как по заказу! По судьбе, значит! Ну что же, будешь ты моим сыном, Андрей Викторович».

С вещами у мальчишки было негусто. Витя нашёл более-менее чистые штаны, кофточку, которые по всей видимости отдали сердобольные люди, и помог мальчику переодеться.

– Там мы тебе все новое купим. Будешь жить со мной?

– Буду. А ты точно мой папа?

– Точно-точно. Не бойся, я не брошу тебя, пойдем!

Они вышли из «родного» дома, совершенно не чувствуя его родным, держась за руки – два родных брата с разницей в возрасте в двадцать лет. Витя уже совсем не хотел искать свою мать. Незачем! Он нашел брата, которому должен заменить отца.

Виктор прямо с дороги позвонил своей невесте Ольге и предупредил ее, что приедет домой не один, а с младшим братом, и что они должны стать для него хорошими родителями. Ольга была не против, она работала в детском саду воспитателем и очень любила детей. А когда Виктор рассказал ей всю историю своего младшего брата, девушка даже прослезилась и согласилась, что они должны усыновить этого ребенка.

Вечером, когда они приехали в большой город, Андрюша с восхищением рассматривал парки, фонтаны, автобусы…- Никогда он этого не видел до сих пор. А когда вошли в чистую уютную квартиру, он радостно запрыгал.

***
Лида заметила пропажу сына только поздно вечером. Спрашивала у соседей, но никто ничего не видел. Мальчик словно сквозь землю провалился. Она написала заявление в полицию, и через несколько дней ее вызвали в участок.

– Ваш сын находится у некоего Шумейко Виктора Николаевича. Кто это – ваш бывший муж, сын, брат?

Услышав слово «сын», Лида вздрогнула.

– Да, сын, – пролепетала она.

– Что? Дамочка, Вы ещё не проспались? – переспросил участковый, – Виктор Шумейко – это отец вашего ребенка? Что вы молчите?

– Да, да, отец. Это мой бывший муж.

– Так свяжитесь с ним, что же вы сюда сразу прибежали? У вас же есть адрес, телефон. Вы будете писать заявление на этого человека о похищении ребенка? – участковый все говорил, спрашивал, но Лида, не слушая его, направилась к выходу.

Она медленно шла, не веря в то, что ее сын Витя, которого она не видела и не хотела видеть целых двадцать лет, увез с собой ее второго сына. Значит, он помнит о матери, хотел ее найти, увидеть. Лида шла, глядя вперед стеклянными глазами и ничего не видя перед собой, ее ноги становились ватными. Когда переходила дорогу, не заметила летящую прямо на нее машину…

Витя с Олей приняли пятилетнего мальчика как родного. Они поженились, записав ребенка на себя. Андрей называл Витю папой, а Олю мамой. Он забыл, что у него раньше была другая мама, родная. И она о своих детях тоже уже никогда не вспомнит, потому что ее просто нет…

Автор: Алина Юрова

Источник: interesnoje.ru

Оцените пост
Панда Улыбается
Adblock
detector