Покупка машины для меня важней, чем оплата ЭКО для сестры

Со стороны ситуация выглядит не очень красиво: личный автомобиль для меня важней, чем шанс сестры и зятя стать родителями. Так думают все мои родственники. Кроме троюродной сестры, у которой я купила машину.

Богатых родственников, способных дать взаймы ощутимую сумму, у нас нет. Сама Вера зарабатывает 20 тысяч в месяц, её муж Стёпа — 25.

Ребёнка они очень хотят, но пока никак не выходит. Квоту на бесплатную процедуру они получить не могут: врачи говорят, что всё в порядке, надо подождать и ребёнок обязательно появится.

Ждать они не хотят. Вере 35 лет, Стёпа на три года старше. В двухкомнатной квартире зятя уже готова детская, и шкаф ломится от детских вещей. На балконе ждут своего часа санки и коляска, которые Вера забрала бесплатно по объявлениям.

Стоит кому-нибудь из знакомых забеременеть — Вера сразу мчится в гости, чтобы на неё чихнули. Знаете, примета есть такая? Якобы, чтобы забеременеть, надо беременной женщине несколько раз чихнуть на не беременную.

У Веры есть пустышка под подушкой, а статуэтки слонов — символов плодородия — расставлены по всей квартире. Она заставляла нашу троюродную сестру, находящуюся в положении, кормить её с ложечки. Тоже где-то вычитала. Стёпа от неё не отступал: возил по всяким святым местам и находил шептуний.

Про ЭКО Вера знала, но денег не было. При такой-то целеустремлённости, можно было и копить начать. Вместо того же сделанного ремонта в детской, можно было потихоньку откладывать на счёт или сделать пополняемый вклад.

Но Вера со Стёпой не искали лёгких путей, преследуя беременных и скупая фигурки слоников.

Это про сестру. Теперь я. Жилья своего у меня нет, живу у парня. Замуж звал, но не хочу, мне и так хорошо.

Машину я хотела давно: ещё в 19 лет сдала на права с денег с подработки и начала копить. Картонную коробку я оклеила красной бумагой и сделала надпись: «На машину».

Понемногу копила, бывало, что за месяц в копилку добавлялось всего 100 рублей. Главное, что цель была и я к ней шагала. Пусть и маленькими шажками.

К парню я переехала уже со своей коробкой-копилкой. Он посмеялся, пожелал удачи, и стал сам иногда складывать туда денежки.

Пару месяцев назад, на страничке вконтакте у троюродной сестры я увидела пост. Они с мужем продавали свою машину. Я пересчитала деньги в коробке и ей позвонила.

Смотреть «лошадку» мы поехали вместе с парнем, он явно в машинах шарит лучше, чем я. Увиденным он был доволен. Кроме того, муж троюродной сестры сделал мне небольшую скидку, как родственнице. Но всё равно было приятно.

Мы договорились заняться договором купли-продажи через несколько дней, когда у меня будет выходной, и уехали домой.

Сплетня о том, что я собралась покупать авто, разлетелась по родне со скоростью света. Сначала позвонила мама, потом дедушка, а потом и Вера. С настойчивой просьбой о серьёзном разговоре. И пригласила она меня домой к нашей маме. Видимо, чтобы у неё союзник был.

Я приехала. Начались рассуждения о том, что семья и дети — самое главное в жизни любого человека, и ни одно материальное благо не сравнится с удовольствием от счастья лицезреть беззубую детскую улыбку.

Куда они клонят, я не понимала. Пока Вера прямым текстом не попросила отдать деньги ей на ЭКО. А я и пешком могу походить, как она сказала. Но бонус, в случае положительного ответа, мне бы полагался: Вера обещала, что назовёт ребёнка, родившегося с помощью ЭКО, в мою честь.

Я отказала и ушла. Если бы мои деньги на мою мечту были единственным шансом Веры стать матерью, я бы не раздумывая ей их отдала. Все, вплоть до последней копейки. Но дело в том, что ребёнок у Веры есть.

В 18 лет Вера уезжала поступать в столицу. Вернулась оттуда в 21, злая, молчаливая и недоучившаяся. Спустя несколько лет, после маминого дня рождения, когда гости ушли, а мама уже уснула, Вера мне рассказала, что в столице влюбилась.

От любви бывают дети, вот и Вера забеременела. Парень её сразу бросил, с пузом возвращаться ей было стыдно. Она родила в Москве и отказалась от ребёнка, а потом только перебралась обратно к нам.

Утром, после этой исповеди, мне даже показалось, что всё это мне приснилось. И что нет у Веры никакого ребёнка. Но она принялась меня расспрашивать, что я помню из вчерашнего, внимательно наблюдая за моей реакцией. Я сделала вид, что ничего не помню, она расслабилась и повеселела.

Я считаю, что Вера уже является матерью. Отказавшись от одного ребёнка, выпрашивать деньги на рождение второго — немного лицемерно.

За те пять лет, что они заводят ребёнка, можно было бы найти ту девочку, забрать её к себе. И вообще, то, что сейчас у Веры ничего не получается, я считаю кармой. Заслуженной кармой, как бы грубо это не прозвучало.

Покупка машины для меня важней, чем оплата ЭКО для сестры. И мне за это не стыдно.

Источник: pirooog.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓